Войти в лабиринт

Posted by on Июль 18, 2013

лабиринт

Елена Петровна Блаватская закончила свою необычную, полную загадок и легенд жизнь в терновом венце клеветы. Как случилось, что автор «Разоблаченной Изиды», «Тайной Доктрины», знаменующих гигантский опыт синтеза истории и мифологии, теологии, философии и естественных наук, так и остался непонятым ее современниками, да и большей частью наших? Может быть, потому, что доктрина действительно была тайной, эзотеричной? Или сама теософия Блаватской опередила уровень тогдашней европейской науки? Полагаю, сказалось и то, и другое. Возможны и иные объяснения. Я, однако, остановлюсь на одном — методологии эзотеризма.

Эзотерическое знание многозначно, мало и выборочно доступно и зиждется на принципе: тот поймет, кто из минимума извлекает максимум.

Не указание, а намек.
Не шпаргалка, а шарада.
Не правило, а поиск.
Не прогулка, а подвиг.

Вавилонская башня традиционной науки спланирована, как суперунивермаг. Конгломерат отделов. Везде обозначения. Можно приобрести все, что угодно. И можно ничего не приобрести. Войти и выйти одинаково просто. Противоположный план — лабиринт. В лабиринте легко заблудиться: никаких обозначений! Выйти труднее, чем войти. И ничего приобрести нельзя, кроме истинного пути. Тут — стена, там — стена. На каждом шагу — тупик, поворот, противоречие!

«Противоречие»… Какое нехорошее, сомнительное слово! Для педантичного ума противоречие — опровержение исследуемой теории. И хотя философии известны диалектические противоречия, не отрицающие, а утверждающие истинность парадоксальной концепции, в трудах Блаватской читатель встретится с противоречиями совершенно необычного рода, не диалектическими, а, я бы сказал, лабиринтными, откровенно и демонстративно не увязываемые автором в единство, когда в нарушение всех правил сначала постулируется одно, потом другое, затем — третье. Читателю кажется, что ему морочат голову…

И, как ни удивительно, в известном смысле так оно и есть. Но ведь вводить в заблуждение — прием, разрешенный в жанре детективной литературы и абсолютно недозволенный в ученых трудах. Вся наша дидактика, елико возможно, стремится оградить учащегося от заблуждений, полагая, что ясность обучения способствует эффективности его. Однако все ли, что легко дается, глубоко постигается? И разве не бывает так, что ясность и простора изложения, скорее, убаюкивают мысль, нежели будоражат сознание.

Многочисленные и разительные противоречия в трудах Блаватской — противоречия испытательно-выборочные: они имеют целью одних отвадить от эзотеризма, других — вывести на путь. Отсев идет не только по линии сообразительности, но и по смелости сознания и твердости характера.

Умный, но склонный к рутине человек, как и способный к расширению мировоззрения, но слабохарактерный — отступит перед устрашающей чащобой причудливо противоречивых оккультных понятий и представлений. Обучение и воспитание слиты эзотеризмом в одно нераздельное целое, так как учеба без поводка и без шор, учеба на ошибках и ушибах (при неназойливых направляющих вехах) содействует одновременно образованию и воспитанию.

Возможен вопрос: где направляющие вехи в лабиринте? Стены! Преграждающие путь, они же — направляющие вехи, как гора — и преграда, и лестница восхождения. Стены — внешние вехи. Надо уметь распознавать их разумом, но еще важнее — вехи внутренние, постигаемые открытым сердцем.

Один лишь разум не найдет выхода из эзотерического лабиринта — его исключительно сложная структура превышает интеллектуальные возможности человека. Только безоглядно устремленный к духовности, не взирая ни на что, преодолеет все препоны на пути. Он почует сердцем, что противоречия эзотеризма, те, которые не являются диалектическими противоречиями, всего лишь — майя, пособница чудовища Минотавра, и нить Ариадны — луч интуиции — выведет его из лабиринта.

Такова суть эзотерической методологии воспитания-обучения, уходящая корнями в незапамятные времена мистериальных обучений, когда посвящение в знание требовало от испытуемого абсолютного бесстрашия в решении неординарных и экстремальных задач. Необычайно разнообразны язык и терминология эзотеризма. И в этом разнообразии — также прием, метод предъявления неверного вместе с верным ради обучения распознанию, наблюдательности, зоркости и находчивости.

Предъявляется несколько (в том числе — взаимоисключающих!) версий. Множество вариантов… и никакой подсказки. Лишь каталог возможных решений некой ситуации, с которой мы встречаемся практически на каждом шагу нашей жизни. Выбирай единственно правильное в океане недостоверного! Преодолевай туманы и миражи, самостоятельно продвигаясь к истине. Ленивое мышление, несомненно, предпочло бы путь к звездам без терний, но роза, символ тайны, не случайно имеет колючие шипы.

Читая «Разоблаченную Изиду», невольно задаешься вопросом: как выберется автор из заколдованного круга — противоречия между требованием эзотеризма хранить тайну и обещанием разоблачить ее, данным в названии книги? Блаватская решает эту проблему единственно возможным путем: она лишь слегка приподнимает завесу, скрывающую Богиню эзотеризма.

Автор: Ю. Долгин.

P. S. Духи вещают: А еще его величество лабиринт может проявляться в самых разных местах. Например самолет в полете на самом деле пробирается через самый настоящий лабиринт из ветров, циклонов, анти-циклонов, разобраться в которых без помощи специальной метеостанции решительно невозможно. Так что метеостанцию купить порой просто жизненно необходимо для всякого авиатора (а сделать это можно например тут).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers