Марта и психотерапевты. Семейная терапия.

Posted by on Июль 2, 2014

Семейка Аддамс

Продолжаем наше повествование о некой Марте, пребывающей на приеме у разных психотерапевтов. На сей раз очередь за семейным терапевтом. Но сперва пару слов, о том, что же это такое, семейная терапия.

Семейная терапия — это один из основных подходов в современной психотерапии. Есть много ее разновидностей: психоаналитическая, бихевиористская, гуманистическая,… Все объединяет подход — в процессе терапии нет пациента как такового с индивидуальными нарушениями, а есть семья — система, в которой он занимает свое место. Патология — результат неадекватных внутрисемейных связей. Одно из основных свойств семьи как системы — стремление к гомеостазу, состоянию равновесия. Поэтому для эффективной помощи во время сеансов должна быть в сборе целиком вся семья, иногда вплоть до бабушек и дедушек, бывших супругов, братьев и сестер. Считается, что семья, если дать ей нужный профессиональный толчок, выводящий ее из равновесия, сама, на основе внутренних ресурсов, способна помочь своим членам.

Забудем об отношениях Марты и психоаналитика. На время. Пускай ее муж позвонил другому специалисту. Джорджу нелегко дался этот звонок, но когда он наконец решился, стал рассказывать о проблемах Марты и попросил записать ее на прием, его довольно бесцеремонно, хотя и дружелюбно, прервали и предложили прийти вместе со всей семьей. «Но у меня шестеро детей, младшему из которых только что исполнилось семь лет»,— Джордж был обескуражен. «Ну и прекрасно. Приводите всех в следующий вторник».

Они пришли; войдя в кабинет, они оказались в уютной комнате. Мягкий диван, несколько кресел, картины на стенах, цветы… Терапевт представился по имени и попросил их устроиться «в этой берлоге» как можно удобнее. Марта села в кресло, Джордж рядом с ней, а дети сгруппировались вокруг Арлин на диване.

Джордж стал рассказывать о Марте и ее одержимости чистотой и мытьем, но терапевт попросил сменить тему разговора и каждому рассказать о семье, о себе в этой семье и об отношениях с другими. Джордж много говорил о том, какой прекрасной их семья была в прошлом, до болезни Марты, и из его слов вырисовывалась глянцевая идеалистическая картинка. Марта была испугана, молчала и чувствовала себя очень напряженно. Младшие рассказывали об Арлин и Барри, как они водят их в школу, ухаживают за ними… Чарльз жаловался, что в дом нельзя приводить гостей и мама все время просит его мыть руки.

Старшие были настроены очень агрессивно по отношению к родителям и с юношеским максимализмом ругали папу, который, по их словам, совсем бросил дом, и маму, которая «осточертела им своими придирками». Но в то же время с большой теплотой говорили о том, как она играла и занималась с ними, когда они были маленькие.

Каждый из них хотел привлечь психотерапевта на свою сторону. Хотели они именно этого, но нуждались в противоположном. На самом деле, семья нуждается в разрушении своего комфортного состояния и свободном развитии такого вида тревожности, которая обеспечила бы необходимую энергию для массированного толчка к росту.

Терапевт не вмешивался в их общение, просто сидел и слушал. Отец стал стыдить детей, сказав, что «так не ведут себя при посторонних». Началась перепалка. Казалось, что-то, о чем не говорили уже несколько лет, начинает прорываться наружу.

Через некоторое время внимание семьи сместилось на терапевта, словно они устыдились, что своими ссорами мешают ему лечить Марту. После небольшой паузы он спросил у супругов об их сексуальных взаимоотношениях. Хотя вопрос не был задан прямо, а скорее символически, он поставил Джорджа и Марту в тупик: разве об этом можно говорить при детях? Тогда терапевт переадресовал этот вопрос детям и спросил их, видят ли они проявления нежности между родителями? Дебра ответила, что родители очень строгие и холодные друг с другом, а Арлин добавила, что никогда не видела, чтобы папа обнимал маму, хотя с ней самой иногда бывал ласковым.

Потом зашел разговор о работе Джорджа. Оказалось, что он занимает довольно высокий пост в одной фирме и целиком поглощен работой. Терапевт предположил, что для человека в его положении было бы естественно завести любовницу. Джордж возмутился, но Барри, который еще был возбужден предыдущей ссорой с отцом, неожиданно выпалил: «Что ты врешь! Ты думаешь, мы ничего не знаем? Я даже видел вас вместе». Джордж смутился, Марта заплакала, а Барри тут же пожалел о том, что сказал. Время встречи подошло к концу. Терапевт сказал, что очень доволен ею и предложил встретиться в следующий вторник, причем Джорджа попросил привести на эту встречу свою женщину. «В противном случае, мне кажется, что следующая встреча будет бессмысленна»,— произнес он, прощаясь с семьей. Выходя из комнаты, Джордж выпалил: «Это черт знает что, а не лечение!» Было не ясно, придут ли они в следующий раз.

Через неделю они пришли вовремя. Кроме того, Джордж привел на встречу молодую женщину лет тридцати. Он очень агрессивно представил ее: «Знакомьтесь, это Кейт. Я никогда не пришел бы к вам. Но если уж вы заварили эту кашу, теперь и расхлебывайте».

За эту неделю произошло многое. Марта несколько ночей не спала. По полдня проводила в ванной. С мужем они несколько дней не разговаривали. В четверг Джордж не пришел с работы. Она даже не пыталась его искать. В пятницу Барри не вернулся домой из школы и ночевал у приятеля. В субботу Арлин пришла домой пьяная, чего с ней никогда не случалось. «После встречи все пошло кувырком,— вступил в разговор Джордж. — Теперь я боюсь, что кто-нибудь из наших детей не выдержит и совсем уйдет или покончит с собой».

Несмотря на присутствие Кейт, Джордж на этой встрече казался в большей степени мужем и отцом, чем раньше. Вот что он рассказал еще: «Я остался ночевать у Кейт и думал, что уйду к ней совсем. Но когда я пришел домой, оказалось, что Элен тяжело заболела, я почувствовал себя виноватым во всем и свою ответственность за нее. Тогда я стал просить прощения у Марты. Это был наш первый разговор после встречи».

Затем разговор зашел об Арлин. Терапевт попросил ее рассказать, почему она выпила. Она считала его союзником в борьбе с родителями и стала с гордостью говорить, что ходила на вечеринку, где осмелилась выпить джина, но перебрала и ее друг проводил ее домой. Когда она кончила, наступило тяжелое молчание. Было ощущение тупика. Но в этот момент Фредерик стал рассказывать о том, что с ним случилось на каком-то уроке, и благодаря ему стало возможным двигаться дальше. Однако Марта была по-прежнему напряжена и безразлична ко всему. Кейт казалась лишней. Если бы не усталость от неопределенности их отношений с Джорджем, она бы ни за что не пришла на эту встречу.

Время подходило к концу. Психотерапевт потребовал, чтобы к следующему разу Джордж решил, остается ли он в семье или уходит к Кейт. Именно эти слова «включили» Марту. Она пришла в ярость, насколько это было в ее силах, оттого что терапевт может быть на стороне Джорджа в его решении уйти к Кейт и разбить их семью.

В следующий вторник Кейт не было. Джордж сказал, что решил перестать встречаться с ней, по крайней мере, до конца терапии. Основной темой разговоров было обсуждение Арлин и ее решения бросить колледж и пойти работать. Это шокировало Марту и Джорджа, и они были настроены категорически против ее «безумного желания».

Возможно, ее желание было реакцией на потерю авторитета отца и попыткой справиться с неопределенностью их дальнейшей жизни. Психотерапевт попросил ее не принимать решения немедленно, а подождать какое-то время, например месяц, когда кончатся эти встречи. Это предположение — что они могут кончиться — вызвало бурю протеста. «Вы хотите бросить нас в самую ответственную минуту, разрушив все взаимоотношения в нашей семье»,— сказала Марта. А Джордж добавил, что ему придется искать нового терапевта, потому что здесь даже и не пытались лечить его жену. Они расставались очень холодно. Напоследок терапевт попросил их всей семьей навести в доме порядок, убраться, выбросить кучи простыней и белья, хлам из кладовок и навести порядок на кухне, предупредив, что следующая встреча произойдет у них.

Прошла неделя. В понедельник Джордж позвонил и сказал, что завтра они ждут его. Когда терапевт пришел, дверь открыла Марта, На ней было новое платье, волосы были тщательно уложены — она в первый раз за несколько лет была в парикмахерской. Она выглядела уставшей, но спокойной. Встреча происходила в гостиной за ужином. Семья рассказывала о своих планах на лето: они решили все вместе отдохнуть на озерах. Так прошли два часа, отведенные на встречу. Терапевт сказал, что, как ему кажется, она может быть последней, потому что у них достаточно сил, чтобы самим справиться со своими проблемами, но в случае необходимости он готов встретиться с ними через месяц. «Только тогда приводите с собой всех своих бабушек и дедушек». Джордж вышел проводить его, а на прощание дал конверт — плату за четыре сеанса. Психотерапевт по пути домой зашел выпить и вернулся к жене и детям немного навеселе.

Автор: Денис Рогачков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers