Иконостас

Posted by on Сентябрь 25, 2016
Журнал Пробудження

иконостас

Если шатер над православным храмом символизирует неповторимое своеобразие его архитектурного облика, то иконостас, безусловно, можно считать наиболее характерной частью интерьера всякой церкви. Если алтарь, святая святых каждой христианской церкви, — средоточие богослужений, то возвышающийся перед ним иконостас можно назвать зримым образом самого православного вероисповедания, иконописным символом веры.

«Иконостас» — сложное слово, составленное из двух частей. Главная из них, разумеется,— «икона». С этого слова и начнем…

«ИКОНА» — слово, связанное с глагольным корнем, обозначавшим в греческом языке процессы копирования, изображения, уподобления, сравнения, то есть соотношения одного предмета с другим в эстетических, гносеологических и иных подобных целях. Отсюда разнообразные значения этого слова: изображение, подобие, изваяние (статуя), портрет, картина, отражение, мысленный образ, гипотеза, притча, иллюстрация, фигура. В качестве предмета христианского богопочитания икона, согласно церковному преданию, возникла впервые в виде отпечатавшегося на убрусе (полотенце) лика Иисуса Христа.

Убрус был послан правителю Эдессы Авгарю, пораженному тяжелым недугом и через своих посланников умолявшему Христа прийти и исцелить его. Вторая икона, согласно преданию, была написана евангелистом Лукою, который запечатлел образ Богоматери.

Вторая часть слова «ИКОНОСТАС» — греческое «место стояния». Иконостас — это «иконостав», место или, точнее говоря, приспособление для установки икон в храме. Слово с такой, казалось бы, простой этимологией обозначает, однако, чрезвычайно сложное явление, со столь же длительной, как и у христианства, историей. Знакомя вас с историей иконостаса, его устройством и символикой, мы коснемся также этимологии двух других терминов: «деисус» и «тябло».

Монументальность иконостаса не может не внушать ощущения, что это — извечная принадлежность православно-христианского храма. Однако ощущение это совершенно не соответствует исторической действительности.

В истории христианской культуры иконостас — явление довольно позднее и весьма локальное, получившее распространение в украинской, русской, а также в болгарской и сербской православных церквах.

иконостас

Нам, не мыслящим храм без иконостаса (пусть самого скромного, однорядного), и вообразить трудно, что в течение долгих веков христиане (включая и наших предков в первое полутысячелетие после Крещения Руси) обходились без этой иконной стены. Начиная с середины II века, в христианских храмах, в том числе в криптах (катакомбных молельнях), алтари отделялись от основных помещений невысокими преградами. «Ограждение алтаря невысокими первоначально решетками, — писал исследователь иконописи Д. К. Тренев в фундаментальном труде «Иконостас Смоленского собора», — было вызвано необходимостью охранить священнослужителей от напора толпы во время богослужения и для того, чтобы совершение его ничем не стеснялось». К этим загородкам молящиеся не испытывали никакого пиетета, подходили к ним вплотную, клали на них руки, облокачивались на них. Церкви перегораживали цепочкой столбов-колонн, между которыми устанавливали щиты или плиты, украшенные орнаментом; в центре был проход в алтарь.

С начала IV века, когда христиане обрели возможность открыто строить и украшать свои храмы, неузнаваемо преобразились и предалтарные преграды — их стали высекать из мрамора, отливать из серебра, меди (которая в те времена тоже относилась к разряду драгоценных металлов). Император Константин пожертвовал для базилики святого Лаврентия в Риме решетку, изготовленную из серебра высшей пробы и весившую свыше 400 килограммов.

Сооружение предалтарных преград было одобрено высшими авторитетами христианского мира. «О том, что послужило поводом к устроению алтарных преград,— сообщает Д. К. Тренев в упомянутом труде, — узнаем мы также из жития св. Василия Великого, в Котором сообщается, что он заметил однажды в литургии, во время совершения таинства, что держащий рипиды диакон перемигивался со стоявшею у алтаря женщиною; подвергнув наказанию виновного, во избежание впредь подобного соблазна, Святитель отделил мирян алтарною преградою…»

Шло время, и молящиеся в храмах уже по-иному смотрели на эти решетки. Предалтарные преграды, обретали новое, уже культовое предназначение: на них ставили особо чтимые иконы — зародыш грядущих иконостасов. Зерно, занесенное на Русь вместе с новой верой, проросло на православной почве и несколько веков спустя превратилось в могучее, ветвистое древо. И не случайно, конечно…

Эту статью мы начали словами о том, что иконостас и шатер — наилучшие примеры самобытности внутреннего устройства и архитектурного облика православного храма. Но иконостас и шатер, как нам представляется, связаны еще и в том смысле, что одной из главных причин их возникновения стали наши природно-климатические условия: с одной стороны, морозная и снежная зима, которую сменяет затяжная весна, а с другой,— бескрайние леса, богатые древесиной. Эти условия предопределили появление шатров, на крутых скатах которых не залеживался снег, а также создание неисчислимого множества икон.

«Ни в какой другой стране не было написано так много икон, как на Руси, — свидетельствует один из ведущих современных историков русской живописи Г. И. Вздорнов. — Перевес иконописи над стенописью был связан с тем, что церковное строительство на Руси, было преимущественно деревянным. Каменные храмы Киева, Новгорода, Владимира — это капля в море по сравнению с количеством деревянных церквей, поставленных в свое время как на юге, так и на безбрежных лесных просторах Севера. Украшать их стенной живописью бессмысленно — деревянные постройки не приспособлены для нее. Оставалось украшать их иконами и притом такими и в таком количестве, чтобы они служили заменой стенной росписи… Вот почему русские иконы многочисленны и разнообразны по сюжетам. Они занимают в истории искусства Древней Руси такое же место, какое в истории византийского искусства принадлежит мозаикам, а в истории искусства южных славян — фрескам».

Ни одна из русских летописей в течение трех первых веков после принятия христианства ни словом не упоминает об иконостасах. Храмы той эпохи, по словам церковного историка Е. Е. Голубинского, довольствовались «решеткой из столбиков, совершенно подобных нашим точеным, употребляемым на перила у лестниц, балконов и пр.».

Если попытаться свести воедино мнения наиболее авторитетных историков и археологов о времени появления и формирования иконостасов, то перед нами предстанет довольно неопределенная картина.

Наиболее ранним сроком зарождения иконостаса называют вторую половину XIII столетия (страшное время начального и самого жестокого золотоордынского владычества). Более реальной кажется первая половина и середина следующего, XIV века. По мнению Д. К. Тренева, «низенькая предалтарная загородка не могла существовать позже XV века». Формирование иконостаса в полном или почти полном его виде относят к XVI столетию. Е. Е. Голубинский, правда, придерживался более осторожного суждения на сей счет, полагая, что этот процесс завершился не ранее начала XVII века.

Продолжение читайте в следующей части.

Авторы: Ю. Панасенко, А. Шамаро.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers