Искусство помогает психиатру

Posted by on Октябрь 23, 2015
Журнал Пробудження

кисточки

Еще на заре цивилизации человек считал искусство не только украшением жизни, но и средством утешения от жизненных невзгод. Не случайно покровитель искусств Аполлон считался также богом исцеления, душевного равновесия и гармонии. Вопрос о взаимосвязи между художественным творчеством и психикой человека уже много лет служит предметом серьезных дискуссий. В конце XIX века широкое распространение получили теории Чезаре Ломброзо и Макса Нордау, стремившихся установить связь между гениальностью и дегенеративностью. Такой негативный подход долгие годы сковывал попытки исследовать психологию художественного творчества и, что еще важнее, до недавнего времени закрывал все пути к изучению его лечебного действия.

В наши дни развитие психологии и психиатрии заставило признать лечебную действенность занятий живописью. Некоторые психологи рассматривают психическое заболевание как результат «душевной тревоги», выявление причин которой может в конечном счете привести к самоизлечению.

Человек с нарушенным душевным равновесием, считающий, что он «отличается от других», стремится пересмотреть общепринятые нормы и представления, чтобы приспособить их к себе. Это приводит к нарастанию своего рода протеста, который в более или менее символической форме проявляется в произведениях искусства.

По мнению представителей некоторых школ психиатрии, установление этого факта позволяет сделать два вывода. С одной стороны, специалист получает возможность путем исследования элементов произведения искусства, представленного ему для психологического диагноза, вскрыть внутренние импульсы и побуждения, которые руководили автором. С другой стороны, это позволяет использовать художественное творчество как средство ослабления психологического напряжения и внутренних конфликтов пациента.

Возникают и другие вопросы, связанные более или менее непосредственно с открытием психопатологического значения творчества душевнобольных. Например, вопрос о том, какое значение имеет сопоставление рисунков одного и того же лица, выполненных по собственному побуждению и на заданную тему в период, предшествовавший психическому заболеванию, и в период болезни. Какова разница между рисунками, являющимися непосредственным порождением психического расстройства, и рисунками, не имеющими, по-видимому, прямого отношения к нему? С какой меркой следует подходить к произведениям душевнобольных, не имеющих художественной подготовки?

Изучение этих и других подобных вопросов первыми начали ученые Франции и США. В результате успешно проведенных ими опытов «лечение искусством» начали применять в психиатрических больницах Бразилии, Канады, Италии, Англии, Германии и многих других стран.

Первые наблюдения над взрослыми душевнобольными, основывающиеся на вышеизложенных принципах, были проведены еще в начале XX века Циером и Бертшингером. В 1913 году выдающийся шведский психолог Роршах, создавший метод «чернильной пробы», одним из первых показал, что рисунки шизофреников могут быть использованы для установления точных диагнозов. Анализируя казалось бы бессмысленную мазню, он сумел найти в ней элементы символического значения. Это позволило врачам установить, что рисунки психически больных говорят об изменениях в состоянии больного — как при естественном развитии болезни, так и в результате лечения независимо от его метода: психохирургический (лоботомия), биологический (шоковая терапия, успокоительные средства и т. д.) или психологический.

Несколько позднее новым шагом вперед явилось применение тех же принципов в лечении детей, страдающих психическими и нервными расстройствами. Первенство в этом принадлежит представителям английской школы психиатрии, установившим к 1928 году, что рисование и лепка являются одним из средств лечения таких детей. Это было важным открытием, так как в отдельных случаях рисунки могут заменить все остальные средства общения между врачом и больным ребенком. Таким образом, были найдены новые широкие возможности контакта, о которых никто прежде не догадывался.

Очень часто ребенок с повышенной нервной реакцией находит выход своим эмоциям в играх, рисовании или лепке. Использование этой способности детей позволило провести ряд опытов, во время которых дети свободно выражали свои побуждения, страхи, свое чувство неуверенности. Для врача это очень важно, так как маленькие пациенты часто не могут объяснить словами, что тяготит их душу.

Поэтому художественное творчество становится все более ценным орудием, применяемым не только для диагностики и лечения психических заболеваний, но и для воспитательной работы с малолетними преступниками и «отсталыми» детьми.

У взрослых процесс художественного творчества, естественно, значительно сложнее и его нельзя объяснить только «высвобождением» инстинктивных импульсов. Кто-то сказал, что искусство — это извилистый путь, которым следует человеческая фантазия, стремящаяся к реальности. Психологи считают художественное творчество связующим звеном между внутренним миром человека и внешним миром; они называют это экстроверсией.

По самой своей сути художественное творчество является средством общения между людьми. Искусство призвано быть и является своеобразным «языком», одним из самых могущественных средств выявления и обобщения конфликтов внутреннего мира человека. Такое свойство искусства — своего рода «психологического катализатора» — может быть использовано для помощи взрослому больному, страдающему психическим расстройством. По мнению психиатров, искусство приводит в действие координирующие механизмы высших психологических функций человека и это компенсирует влияние определенных разрушительных процессов, вызванных болезнью.

Одним из существенных элементов эстетического наслаждения является чувство законченности. «Конечно, — пишет известный французский психиатр, профессор Вольма, — лишь немногие из наших пациентов (в большинстве случаев они являются посредственными художниками, а их художественные средства часто элементарны) достигают чувства законченности и гармонии, необходимого для полного восстановления их расстроенной психики. Но, обращаясь к искусству, они делают первый шаг на пути к душевному равновесию».

Искусство помогло многим страдающим психическими заболеваниями вновь почувствовать себя людьми, несмотря на их недуг. Лечение искусством, как и другие методы, в одних случаях рекомендуется, в других нет. В одних случаях оно приносит успех, в других терпит поражение. Оно может и должно сочетаться с другими методами трудотерапии. Оно может применяться одновременно с шоковой терапией и психохирургией.

Все школы психиатрии, которые с начала XX века изучают эти проблемы, признают занятия искусством новым методом лечения, приведшим к неоспоримому прогрессу в борьбе с психическими заболеваниями. Таким образом, в некоторых случаях язык красок и сам физический акт обращения с материалами и орудиями живописи помогают психически больным преодолеть чувство подавленности и одиночества и вновь стать нормальными людьми.

Автор: Энрико Фулькиньоне.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers