Мария Заньковецкая — гений украинского театрального искусства

Posted by on Сентябрь 27, 2012

Мария Заньковецкая

Что ни говорите, а из всех видов искусства наибольшее влияние на массы имеет — театральное искусство. Живое слово, вещающее со сцены на слушателей, картины, отражающие истинные или мнимые жизни, захватывают наше внимание. Ни один артист не имеет столько живой связи с широкой публикой, как актер. От него и только от него зависит здесь и сейчас, проймет ли он зрителей своей игрой, вдохновит ли, поведет ли за собой, непосредственно ощущает он успех или неудачу и все новые и новые оттенки привносит в свою игру одной и той же роли.

Долгое время первые театральные представления на Украине были проникнуты религиозным содержанием. Сухим языком, перемешанным польскими словами они мало радовали зрителей и только тогда оживляли публику, когда между актами серьезной религиозной драмы, вставляли актеры так называемые «интермедии», то есть веселые сценки из народного быта на Украине, переданные чисто народным языком. В них проявлялся живой народный юмор. Эти интермедии составляли и разносили по краю ученики Киевской Академии в течение целого XVII века. Традиция их продержалась и в XVIII веке, пока не появился, следуя им, Котляревский со своей «Наталкой Полтавкой».

Украинский театр 70-х и 80-х годов 19-го века нашел для своего труда возможно менее полезные условия. Когда для развития каждого театра нужны общая свобода развития национальной культуры, богатый репертуар и талантливые артисты-исполнители, то тогдашний украинский театр располагал только талантливыми артистами-исполнителями. О свободе нельзя было говорить тогда, когда запрещено было играть в крупных городах Украины, когда заставляли давать смешанные представления, то есть пьесы украинские и российские, когда выдумывали раз за разом новые препятствия, чтобы прекратить или запретить его развитие.

Вторым условием, способствовавшим развитию театрального искусства, разнообразным репертуаром, он тоже не мог похвастаться. Целыми годами повторялись те же пьесы из крестьянского быта, что и лишало артистов возможности проявить в полной мере свой драматический талант. Но чем мог прежде всего гордиться украинский театр того времени, это были его талантливые артисты, которые, не заботясь о славе на мировых сценах, посвятили ему все свои силы. Кропивницкий, Саксаганский, Садовский, Карпенко-Карый и конечно жн героиня сегодняшней публикации — Мария Заньковецкая — это общество прекрасных артистов того времени, при лучших условиях украинская жизнь могла бы дать украинскому театру всемирную славу.

М. К. Заньковецкая родилась 22-го февраля 1860 г. в селе Заньках возле Нежина на Черниговщине, отец ее, Константин Адасовской происходил из казачьего рода, мать была русская. Хотя воспитания Марии проходило на русском языке, однако сельское окружение, обычаи и песни, глубоко укоренились в память ее детства и оставили свой след навсегда. Училась Мария в российских школах Нежина и Чернигова, но праздники и каникулы проводила она у своего дяди А. Маркевича, очень любившего украинские народные песни, он же научил ценить их и молоденькую Марию.

Сценические способности проявились у Марии очень рано. Живая и веселая, очень наблюдательная к своему окружению, она уже малой девочкой была способна представлять из себя другого человека. Живя в черниговском институте, она написала со своей подругой Марусей Маркович, шутливую пьесу «Шалабан и Шалабаниха», в которой высмеяла всех учителей. М. К. играла здесь главную роль и увлекала подруг живой игрой — сценами возмущения, гнева, истерики, в которых удивительно верно передала характер жены одного учителя.

М. К. была любимицей учителя литературы М. А. Вербицкого. Когда она при финальном экзамене прекрасно произнесла монолог с Антигоны, он стал убеждать ее, чтобы она поступила в театральную школу. Однако с этим не хотели соглашаться ее родители, и М. К. ограничилась любительскими представлениями в Заньках, куда вернулась после окончания школы. Вскоре она вышла замуж и уехала с мужем в Бендер (Бессарабия). Но мечта о театре ее не покидает, среди местной интеллигенции организует она постоянный любительский кружок. Во время этого труда встречает Садовского, отбывающего здесь военную службу. По его совету ставят они «Наталку Полтавку» и это первый раз, когда М. К. знакомится с украинской пьесой.

Через некоторое время М. К. переезжает с мужем в Финляндию и в консерватории в Гельсингфорсе уже систематически учится петь. Она начинает выступать на концертах и вечеринках, на нее обращают внимание художественные и богемные круги. И именно тогда, когда гельсингфорский театр предлагает ей работу у себя, получает она письмо от М. Садовского, который призывает ее присоединится к украинской труппе, организованной Кропивницким. Случай или судьба в этот переломный момент, в начале своей карьеры, М. К. видит перед собой два пути и не колеблясь пойдет труднейшим, куда ее тянет любовь к родному краю. Осенью 1882 дебютирует она в Елисаветграде и ее ждет большой успех.

Маленькое лирическое отступление: А играть проникновенно театральные пьесы, как играла их Мария Заньковецкая – это вам не в какой-то рекламе сниматься. Хотя даже и для рекламы нужен талант, ведь порой ой как не просто убедить людей что им, скажем, нужно пылесос автомобильный купить (а сделать это можно, например, здесь) или еще что-то в таком роде. И тем более куда сложнее убедить человека в своей театральной драматургической роли, трагической или комической (или трагикомической) вызвать у него смех или слезы (или смех сквозь слезы).
Мария Заньковецкая

Дальнейшая ее жизнь полна неприятностей и невзгод. Постоянные интриги за кулисами, зависть подруг, насмешливо звавших ее «королевой с Сандвичевых островов» за ее светское поведение, не раз ей отравляли существование. Но ее страсть к украинскому театру и страстная любовь к нашему великому артисту Садовскому преодолела все эти препятствия. М. Заньковецкая глубоко переживала личные события. Живой характер заставляла ее отдавать в привязанности всю безграничную нежность и тепло, к которому она была способна в данный момент.

Зато превращалась она в лютую тигрицу, когда кто-то из ее близких вызывал чем-то в ней уныние или подозрение. Это приводило ее постоянно в горячие конфликты с ее окружением и причинило немало страдания. Но на сцене умела она глубоко переживать все эмоции своих героинь, тех чуждых ей женщин и девушек. Часто она еще на пробах искренне плакала, вдумываясь в трагизм их переживаний. Она становилась действительно той служанкой, той несчастной девушкой, обманутой в своей любви, она инстинктивно проявляла их чувства теми движениями, тем голосом, которым они и сами говорили, двигались и жили. Во время игры пьеса становилась для нее реальной жизнью, событием, встретившем ее саму и пронявшим до глубины души. Сколько слез пролито в театре на спектаклях Заньковецкой, сколько раз вырывались всхлипывания тут и там посреди зала. Помню однажды, когда рядом со мной сидел автор «Несчастная» и смотрел, как Заньковецкая выводит на глазах Софию. Кончился акт, упала завеса, посыпались аплодисменты. А автор, с глазами полными слез, спрашивал меня «Неужели это я нарисовал эту Софию. Я не мог представить себе такого сильного проявления, какое я, кажется, лишь наметил несколькими чертами ».

Мария Заньковецкая

Да, Заньковецкая умела оживить и бледные очерки характеров и создать ту фигуру, лежащую в глубине творчества автора. В одном петербургском журнале писали «Талант М. К. Заньковецкой выдвинул бы ее на первое место на каждой мировой сцене. Надо только расстаться с украинскими Галями и Оксанами и актрису ждет широкое поле труда и бессмертная всемирная слава.

Но М. К. спокойно относилась к таким призывам. «Как хотите, а я никогда не предам своих Галь и Оксан», — говорила она критикам, потому, что я, прежде всего, украинская артистка. И она старалась оживить сцену, радостно приветствуя каждую новую украинскую пьесу. Но в 80-х годах 19-го века, во времена страшного царского гнета, очень мало их получалось. Поэтому и приходилось переезжать постоянно с места на место с небольшим репертуаром, часто играть без соответствующего ансамбля и в неподходящей обстановке.

В 1905 г. едет М. К. в Галичину с труппой М. Садовского. Это путешествие становится новым триумфом немолодой уже артистки. В 1908 г. праздновали в Киеве 25-летний юбилей ее сценического труда, и торжественность этого юбилея набрала значение национального праздника. В 1909 г. она выходит из труппы Садовского и дальше лишь время от времени гостит в нескольких спектаклях. Уже почти старушкой выступает она в 1923 г. в новой для нее области драматического искусства, в фильме революционного содержания «Остап Бандура» и тут обнаруживает в нескольких сценках свою чрезвычайную, художественную мимику.

Но заслуга Заньковецкой не лежит только в художественной стоимости ее игры, ее фигура должна быть для поздних поколений также символом сознательного и решительного борца за наше украинское Возрождение. В те времена, когда вдохновленное слово звучало только на сцене, она предоставила ему художественное содержания и подняла над уровнем этих банальных комедий, на которые походили «интермедии 17-го века». Во времена крупнейшего гнета и уныния она показала своему и враждебным народам, что нельзя у нас убить «живущего слова».

Автор: София Русова, Прага, 1931 г

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers