Исповедь и психотерапия

Posted by on

исповедь

Кому не известно: когда у человека горе, душевный разлад, острое разочарование, он, как правило, ищет сочувствия у близких, у друзей, стремится «выговорить» свои неприятности. И это понятно — наши эмоции тесно связаны с речью, со словесным их выражением. То, что высказано вслух, как бы отчуждается от человека в слове: при этом нередко «отходит», облегчается и переживание. С очень давних времен знают эту особенность человеческой психики и служители различных религиозных культов. На этом основано и действие молитвы. Если человек искренне верующий, то его обращение к высшему, по его пониманию, существу может принести ему душевное облегчение.

Подобное очищение души (катарсис) нередко дает верующему и религиозная исповедь, даже просто доверительная беседа со священнослужителем. Иного человека тяжелые душевные переживания приводят к вере в Бога, к религии.

Помните беседу иеросхимонаха Зосимы из «Братьев Карамазовых» с женщиной, пришедшей к нему в тяжелом душевном состоянии.

«— …Сыночка, батюшка, трехлеточек был… По сыночку мечусь, отец, по сыночку… Вот точно он тут передо мной стоит, не отходит. Душу мне иссушил…
— И не утешайся, и не надо тебе утешаться, не утешайся, а плачь, только каждый раз, когда плачешь, вспоминай неуклонно, что сыночек твой — есть единый от ангелов Божий, оттуда на тебя смотрит и видит тебя, и на твои слезы радуется, и на них Господу указывает…
И затряслась от рыдания, закрыв пальцами глаза свои, сквозь которые потекли вдруг брызнувшие ручьями слезы…»

Зосима — тонкий психолог. С одной стороны, он настаивает на том, чтобы женщина плакала: слезы всегда приносят облегчение. С другой — убеждает ее, что смерть сыночка — как бы и не потеря вовсе: он, мол, на том свете превратился в ангела и, счастливый, смотрит на мать. В этих словах — тысячелетний утешительный опыт церкви, вся ее практика. Если так можно выразиться — интуитивная психотерапия, основанная на религиозном мировосприятии.

В наш сверхбыстрый компьютерный век, когда резко возросло количество стрессов и нервно-психических заболеваний, пастырям все труднее становится утешать людей чисто эмпирическими методами. Приходится и им обращаться к достижениям науки. Еще в 1927 году американский психиатр А. Бойзен прочел в Чикагской теологической школе свой первый клинически ориентированный курс «Типы религиозного опыта и расстройства личности», положив таким образом начало систематической разработке пастырского консультирования и религиозной психотерапии. А сейчас уже десятки тысяч священников во всем мире получают клиническую подготовку в области психиатрии, психологии культа, религиозного воспитания и психотерапии. При этом теоретические построения теологов-психиатров основываются не только на идее существования Бога, но и на концепциях психоанализа, а практика — на методах утешения, построенного с учетом особенностей человеческой психики.

Но попробуем отойти от мистики, от иррационального, и обратиться к реальной практике психотерапии. Повседневная жизнь с ее различными поворотами, быстрой сменой ситуаций требует от людей определенной нервной и психической гибкости, устойчивой адаптации, при которой процессы, уравновешивающие отношения человека со средой, протекают оптимально.

Адаптация личности — это, по сути, ее умение приспосабливаться к изменяющимся условиям окружающей среды. В процессе жизненного опыта у людей вырабатывается своеобразный набор систем поведения, реагирования на «каждый случай». Если такой человек попадает даже в очень сложную ситуацию, он не перенапрягает регуляторные механизмы своего организма и его психические процессы протекают в границах нормы. Это дает возможность правильно оценивать происходящие события, сохранять работоспособность, поддерживать нормальные отношения с другими людьми и т. п. Когда такому человеку приходится столкнуться с неожиданными, непредвиденными проблемами, его психические резервы быстро мобилизуются (что, конечно же, сопровождается эмоциональной напряженностью), включаются защитные механизмы личности.

Однако в жизни встречаются ситуации, когда всех таких резервов и механизмов оказывается недостаточно, и даже у людей стойких, закаленных может наступить резкая дезадаптация, душевный кризис.

Ломка твердо установившихся в центральной нервной системе представлений (динамических стереотипов) может произойти во время душевного кризиса — в результате разрыва привычных отношений, утраты значимых личностных ценностей, ориентаций, потери близкого человека и т. п. Все это сопровождается отрицательными эмоциями, потерей способности реально оценить ситуацию и найти из нее выход. Нередко подобный душевный кризис возникает у подростков. Свойственная этому возрасту дисгармония физического и психического ведет к тому, что окружающий мир начинает восприниматься как сугубо конфликтный, чрезвычайно напряженный. При этом особо обостренно отмечаются лишь противоречия в жизни, но правильно осмыслить и разрешить их подросток еще не в состоянии. Отсюда и присущий юным максимализм: они быстро идеализируют некоторых людей и столь же легко в них разочаровываются.

Служители церкви, как правило, неплохо осведомлены о подобных состояниях. Л. И. Толстой в «Исповеди» с глубокой проникновенностью и точностью раскрыл сущность возникающего в этом возрасте душевного кризиса: «… Я почувствовал, что то, на чем я стоял, подломилось, что мне стоять не на чем, что того, чем я жил, уже нет, что мне нечем жить… Со мной сделалось то, что я, здоровый счастливый человек, почувствовал, что я не могу больше жить,— какая-то непреодолимая сила влекла меня к тому, чтобы как-нибудь избавиться от жизни…»

Далее Толстой показывает, как происходит духовное перерождение личности, когда человек переоценивает духовные ценности и намечает новые жизненные пути. Этот процесс, как считает психологи, удачно выражен в обыденном языке словом «переживание», означающим состояние, связанное с острым восприятием особо тягостных событий и длительным реагированием на них.

Конечно, далеко не каждый кризис требует личностного перерождения. Большинство людей в процессе своей деятельности преодолевают тягостные жизненные положения и восстанавливают утраченное душевное равновесие — справляются с критической ситуацией. Однако в ряде случаев это не удается, и душевный кризис может привести к нежелательным последствиям.

Большинство из нас, услышав о трагических ситуациях, дает обычно совет: «Надо взять себя в руки». Однако не всем это подходит: волевое усилие нередко лишь затормаживает внешнее проявление эмоций, а само переживание остается, даже продолжает развиваться. В этом случае человеку остро необходима помощь умного врача-психотерапевта. Но бывает, что люди, нуждающиеся в помощи врача и не получившие ее, обращаются к религии. Как же все-таки помочь попавшему в беду?

Обычные современные психотерапевты борются со стрессовыми явлениями методами рациональными, категорически отказываясь от какого-либо утешения, к которому обычно обращаются священнослужители на исповеди. Но далеко не всегда такие методы являются эффективными и способными помочь человеку. Подумалось, как было бы здорово все-таки объединить усилия психотерапевтов и священников в борьбе за излечение человеческих душ.

Автор: В. Лебедев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers