Кармические интуиции Станислава Грофа

Posted by on Октябрь 5, 2014

Реинкарнация

Словно освещенная вспышкой молнии, в сознании человека возникла отчетливая картина — сельская церквушка, забавные карнавальные маски у околицы. Он услышал звуки деревенского оркестра, увидел лица, до боли знакомые, но неузнаваемые… Психологам давно известен такой феномен. Человек впервые в жизни входит в какой-то дом, и у него возникает ощущение, что все ему знакомо — стены, обстановка, даже запах. Неужели он здесь жил когда-то? Сидел в этом кресле, разглядывал узор на стене, раскрывал книги, стоящие на полке? Но действительно ли происходит узнавание? Или это иллюзия, фантом психики? Возможно, подсознание таит в себе нечто неразгаданное? А может быть, случайность помогает человеку вспомнить иную кармическую роль из собственной вселенской судьбы?

Несколько десятилетий Станислав Гроф разгадывает тайны человеческой психики. Ключом к ним стал для него всечеловеческий опыт бессознательного, и никому еще в западной науке не удалось так далеко проникнуть в недра психики.

С. Гроф предоставил в распоряжение ученых необъятный материал, помогающий осмыслить феномен человека. Его эксперименты раскрывают внутреннее единство древних мифологий, космогонии, традиций тайного знания. Его открытия соединяют древнюю мудрость и современную науку.

С 1960 по 1967 год Гроф работал в Институте психиатрических исследований в Праге — там и началось погружение в глубины подсознательного. Он лечил алкоголиков, наркоманов, шизофреников, используя, в частности, наркотические лекарства, и заметил, что при определенных дозах препаратов его подопечные оказываются как бы в центре мощного потока воспоминаний, фантазий, галлюцинаций… Иным открывались картины далекого детства, о которых они забыли, другие как бы заново переживали события давно прошедших лет. Некоторые же вообще не могли объяснить, что за миражи возникали перед их внутренним взором. (А кому-то же наоборот грезились обычные вещи, вкусная еда, мясные деликатесы на дом или что-то в таком роде).

Могут спросить: «Стоит ли придавать галлюцинациям серьезное значение?» Между тем в 60-е годы, когда начинал психотерапевтическую практику Гроф, на Западе широко экспериментировали с наркотиками, и теоретики галлюциногенной революции утверждали, что модные препараты значительно расширяют горизонты психики, активизируют ее и создают основу для глубочайших индивидуальных переживаний. Природные наркотики были хорошо известны в древних и традиционных обществах.

Гроф же заметил определенную закономерность: препараты помогают человеку ощутить всю полноту обуревающих его чувств, но при этом больные фиксируют в своем воображении не только то, что происходило с ними в далеком детстве, — они видят и картины, никак не связанные, судя по всему, с их собственной биографией. Это какие-то вселенские видения, далекие от собственной, индивидуальной судьбы человека.

Постепенно у Грофа рождается мысль о преображении психоанализа. Фрейд, как известно, старался вызвать в сознании пациента картины прошлого, чтобы отыскать истоки травмирующего переживания. Никаких химических средств Фрейд не использовал: только постепенное «разматывание» памяти. К образам, картинам, не имевшим никакого отношения к индивидуальной судьбе увидевшего их человека, он относился с подозрением, считая, что фантазийный выход за рамки конкретной собственной биографии — это уже симптом психического заболевания. Подобные впечатления подавлялись всеми возможными психотерапевтическими средствами. Предполагалось, что нормальная психика не дрейфует за границы личной участи.

Гроф же разглядел в таких вселенских образах не отклонение психики от нормы, а ее глубинное проявление. Стало очевидно, что представления 3. Фрейда и К. Г. Юнга были далеко не полными. Зона бессознательного предстала отныне как практически беспредельная. Она охватывает не только индивидуальные психические фантомы, не только первообразы человеческого рода, которые Юнг назвал архетипами, — в ней обнаруживается многое другое, что вообще трудно отнести к специфически человеческому.

…Идет психоаналитический сеанс. Странные причудливые видения — поток символов, картин — возникают в сознании пациента, при этом он не просто зритель, он переживает сам целую гамму разноречивых страстей, страхов, эротических ощущений. Что, вообще означают эти образы? Естественно ли все это для человеческой психики? А что, если это не галлюцинации, не миражи, а реальная информация, осевшая в недрах сознания и фактически передающая события прошлого? Не проходит ли в сознании пациента череда его протекших жизней? А может быть, в глубинах психики гнездится весь многоликий опыт освоения реальности человеческим родом?

Традиционный психоанализ по существу не сталкивался с этой проблемой. Предполагалось, что в подсознательном сфокусированы главным образом боль и тревоги одной жизни. Говорилось, разумеется, и о коллективном бессознательном. Юнг, в частности, включал в археологию души различное содержание, которое выражено в мифах, ритуалах, символах. Но эти первообразы попросту помогали человеку оконтурить индивидуальные переживания, собственные глубинные впечатления. Кроме того, люди унаследовали от предков «исконные образы», как назвал их Якоб Буркгард, — это наследственно присущая нашему мозгу способность порождать образы, в которых выражается то, что было всегда. Вот почему, скажем, по всей земле распространяются легендарные сюжеты и темы. Однако речь у Юнга шла вовсе не о наследовании образов, а о наследовании самой способности продуцировать образы.

Каковы же ярусы психики? Многое из того, что с вами происходило в детстве, вы уже не помните. Активная зона человеческой памяти не универсальна. Большая часть событий вообще забыта. Лев Толстой, правда, говорил, будто помнит себя едва ли не с пеленок. Но это случай исключительный. К тому же у психики есть поразительная способность, которая вырабатывалась в ходе эволюции: сознание старается поглубже, подальше упрятать информацию о неприятном. Человек, например, не может жить с неотвязной мыслью о смерти. Вот почему представление о конечности земного существования постоянно вытесняется из сознания. Но в глубинах подсознания оно живет и порою грозно напоминает о себе.

Применение специальных препаратов — психоделиков, казалось, вызывает глубокие драматические изменения в психике людей. В самом деле, в ходе эксперимента человек неожиданно вспоминает различные эпизоды своей жизни. Он видит себя ребенком, видит картины детства, подробности давно минувших дней, причем многое, будучи извлечено из глубоких тайников памяти, для него самого оказывается откровением.

Но верно ли, что только с помощью наркотических средств можно проникнуть в глубины сознания? Разумеется, нет. Древние люди знали и другие способы — длительное голодание, трансовые танцы, физические пытки, преодоление сна, шоковые состояния…

Так, Гроф и его коллеги не вводят теперь пациентам никаких препаратов: разработана техника дыхания, которая позволяет в сочетании со специальной музыкой и другими формами звукового воздействия вызвать сонм видений. Природа галлюцинации, следовательно, — не химическая. Они отражают обычную работу психики, которая в лабораторных условиях оказывается более динамичной и фиксированной. И с помощью современных лабораторных средств специалисты проникают в подземелье сознания.

Известный теософ и поэт У. Рассел, чтобы обрести способность к сверхчувственному восприятию, подвергает себя специальной тренировке, активно практикует медитацию. Психолог Дж. Лилли прибегает к сенсорной изоляции, чтобы вызвать в себе ощущение океанической безбрежности психики. Ничего исключительно магического здесь нет. Накапливая огромный эмпирический материал, Гроф пытался понять, какое отношение имеют видения пациента к тому, что происходило в его жизни. И оказалось, что многие видения отражают реальные факты, о которых забыли и сами пациенты, и даже родители и окружающие. Человек способен вспомнить всю свою жизнь, вызвать из глубин подсознания все происходившее, до мельчайших подробностей. Более того, он может вспомнить и то, что он ощущал, слышал, находясь в материнском лоне. Он слышит музыку, звучавшую на деревенском карнавале, на котором была его будущая мама.

Однако смысл открытия Грофа вовсе не только в том, чтобы облегчить пациенту далекие и близкие воспоминания, В его экспериментах психика проявляется неожиданным образом. Видения пациентов далеко не всегда отражают действительные события. Часто это бывают некие фантазии на заданную тему.

Продолжение читайте в следующей статье.

Автор: П. Гуревич.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers