Загадка лица

Posted by on Январь 11, 2016

Женский портрет

Однажды американский художник Джордж Кэтлин создал портрет вождя племени сиу Малого Медведя. При этом он оставил в тени часть его лица. От группы зрителей послышался хриплый голос: «Малый Медведь — половина мужчины». Зрители опешили. Малый Медведь потребовал, чтобы критик назвался. Индеец назвал свое имя и пренебрежительно продолжал: «А ты спроси художника. Он хорошо знает, что ты — всего лишь получеловек, потому нарисовал только половину твоего лица. Он знает, что вторая половина ничего не стоит».

Толчком к вспышке древней скрытой вражды между двумя мужчинами стало нравственное толкование человеческого портрета человека, когда человек символически воспринимается как лицо, то есть как общественное измерение личности. Соперник Малого Медведя Шон-ка подстрекал его заставить художника нарисовать «все его лицо». Малый Медведь на это не пошел, поэтому оба соперника снова столкнулись между собой. Шон-ка бросил вызов: «Если Малый Медведь настоящий мужчина, пусть он это докажет». Завязалась борьба не на жизнь, а на смерть — и все для того, чтобы спасти свое лицо в глазах других. Но жена Малого Медведя, зная нрав своего мужа, додумалась выбросить патроны с его ружья. Поэтому когда соперники взялись за оружие, Шон-ка не пострадал, тогда как его собственный выстрел попал в лицо Малого Медведя, повредив «ничего не стоящую часть», символически подтвердив справедливость обвинений Шон-ка.

Впрочем, от своего поступка он ничего не выиграл. Убегая от соплеменников, Шон-ка бежал в прерии, в то время как Кэтлин поспешно паковал свои пожитки.

ЗЕРКАЛО ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ

Отказ человеку в чести иметь свое собственное лицо является важнейшим примером того, как можно отказать ему иметь статус человеческой личности. Есть немало метафорических высказываний: потерять лицо, делать хорошую мину при плохой игре, потерять человеческий облик, ударить в грязь косичками и т.п., которые показывают важность лица для самопознания в контексте социальных связей. Спасти лицо, иметь право смотреть в лицо другим людям — это высокая ставка, существующая во многих обществах. Уничтожение всего человеческого в человеке в расистских концепциях означает лишение его принадлежности к человеческому роду. Пренебрежение превращает его в животное, обрекает на деградацию. Унижение человека требует символического лишения его собственного лица, что позволяет лучше им пренебречь или разрушить.

В повседневной жизни мы познаем друг друга благодаря лицу. Идя с голыми руками и открытыми лицами, мы демонстрируем другим черты, по которым нас сразу распознают. Если тело образует границу между самим собой и внешним миром и другими людьми, то в лице оказывается идентичность, которая предоставляет индивиду его социальное и культурное значение.

Именно лицо передает в живой загадочной форме абсолютный характер различия между индивидами. Действительно, лицо — это бесконечная череда вариаций на одну и ту же тему, когда с нескольких символов — глаз, носа, лба и т.д. — возникают миллиарды форм и образов. Черты и выражение лица объединяют индивидов с общинами и одновременно позволяют им вполне утвердить свое отличие и уникальность.

По сравнению с другими частями тела, высшие ценности сосредоточены именно в лице. Именно в нем отражается сущность идентичности, именно здесь прописаны привлекательность и все степени красоты и уродства. Оно ценится так высоко, что любое искажение превращается в травму, почти на потерю идентичности. Чем высшего значение придает общество индивидуальности, тем выше ценность лица. Портретная живопись появился в Европе в эпоху Возрождения, то есть одновременно с заметным для западных обществ индивидуализмом. Флорентийские художники XIV столетия Мазаччио, Паоло Уччелло и Пьеро делла Франческа пытались наиболее тщательно передать черты лица своих заказчиков. Этим отмечались также фламандцы, особенно Ван Эйк в картине «Богородица и канцлер Ролен» (1435).

Богородица и канцлер Ролен

ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Поскольку кажется, что между личностью и ее лицом есть какое-то волнующее сходство, возник большой соблазн превратить его в витрину, внешний знак внутреннего характера человека. Уже в религиозной живописи в невозмутимом и отстраненном лице отражалась идея его как места, где поселилась душа, где духовная сила приобрела телесную форму.

О важности лица для чувства идентичности свидетельствует внимание, которое влюбленные уделяют ему в своих взаимоотношениях, об этом много написано в литературе. «Одним из признаков любви является наше желание видеть дорогое нам лицо», — говорит Анна Филипп — Первое впечатления не исчезает, а еще больше усиливается, взгляд становится нитью Ариадны, которая ведет нас к сердцу другого человека». А Турнье считает лицо храмом желания: «Есть безошибочный признак, который выдает тех, кто влюбился — это когда чье-то лицо больше любой другой части тела возбуждает физическое желание».

Похоже, что взгляды влюбленных всегда стоят на пороге каких-то открытий и питаются этим предчувствием. В любви лицо всегда кажется местом, где в любой момент может открыться истина. Неисчерпаемо богатое новыми понятиями и открытиями, оно ежедневно требует нового исследования. И, возможно, окончание любовных отношений между двумя влюбленными означает также взаимную банальность на их лицах, невозможность отыскать тайну в чертах другого.

От распространенного признания тесной взаимосвязи между «душой» и лицом — один шаг к вере в то, что благодаря изучению его черт можно получить знания о психологии индивида. Хотя Монтень и сказал, что «выражение лица — слабая гарантия», лицу не перестают оказывать большое влияние при встрече людей. Лица других людей создают «первое впечатление», вызывают симпатию или недоверие, интерес или страх, которого потом нелегко избавиться. Эта эмоциональная реакция, которая возникает с первого взгляда и в которой большую роль играет воображение, в определенной степени руководит дальнейшими контактами. Основатель физиогномистики швейцарский писатель Иоганн Каспар Лаватера (1741-1801) назвал это «физиогномичным ощущением», являющееся, несмотря на слабость обоснования, одним из факторов, которые облегчают или затрудняют взаимоотношения с другими.

ФИЗИОГНОМИЧЕСКАЯ ИЛЛЮЗИЯ

Итак, физиогномика поставила перед собой задачу заставить лицо открыть свои секреты. Согласно ей подобие индивида отражает его внутреннюю сущность и нравственные качества можно немедленно распознать, изучив черты лица. Перед теми людьми, которые охотно читают знаки взаимосвязи между душой и телом и превратили лицо в своеобразный моральный портрет индивида, открывается возможность господствовать в их отношениях с другими людьми. Физиогномика стремится раскрыть тайну других людей, свести ее к нескольким простым чертам, нескольким специфическим характерам, а также разоблачить душу в маске тела, а это — сомнительная сделка, порождающая иллюзию контроля, становится грозным оружием в руках тех, кто выдает это занятие за науку.

В зависимости от места и времени словарь физиогномики меняется, однако иллюзия тотального контроля остается неизменной. Эта псевдонаука расцветала в Европе XIX века. Лаватера, а особенно его последователи сводили человеческую личность к небольшому числу зрительных примет, включенных в типологию личности, от которой психология давно уже отказалась. На самом же деле они интересовались не лицом в целом, а лицом в наборах его черт: предположения относительно психологического состояния индивидов можно делать преимущественно на основании строения лица, линии губ, формы носа или блеска в глазах, а еще можно было недвусмысленно разоблачать их нравственную сущность, характер, скрытые страсти и будущие ошибки. Таким образом, физиогномист замыкает идентичность индивида в путы черт лица.

В то же время противоречивость, которой обозначена зависимость лица человека от его характера, мешают любой попытке создать с помощью черт лица психологическую карту. Большие мастера автопортретов, такие, например, как Рембрандт, много раз рисовали себя под разными лицами. В 1688 году французский моралист Жан де ля Брюер писал: «Тип лица, хотя и может служить для различных предположений, непригоден как орудие выработки наших суждений о том или ином человеке». Лицо дает только указания на человеческую личность, а не ее исчерпывающее описание. Единственный способ узнать других людей — это встречаться с ними, разговаривать с ними и видеть их в действии. Лицо — не такая себе геометрическая фигура или набор красноречивых примет. К лицу нужно относиться тонко и деликатно, ибо только тогда оно открывается во всей бесчисленности своих значений.

Автор: Давид ле Бретон.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers