Лион. Часть первая.

Posted by on Январь 15, 2012
Журнал Пробудження

Лион

…Скоростная автострада Париж-Лион, пролетая через сельские пригороды, ныряет в длинный туннель под холмом Фурвьер и выходит наружу лишь за полкилометра до вокзала Перраи. Вокзал находится на длинном языке – одноименного полуострова, протянувшегося к слиянию рек Сонна и Рона, давших городу жизнь. Отсюда рукой подать до исторического центра, над которым ныне господствует величественная белокаменная базилика Нотрдам-де-Фурвьер на вершине холма, выстроенная в готическом стиле в последней трети прошлого века и заметная из любого конца города.


Нотрдам-де-Фурвьер

Нотрдам-де-Фурвьер.

На правобережье Соны, в центре старого города — Вье Лион — готическим шатром с двумя башнями колоколен по сторонам поднимается суровый, как доминиканский монах, архиепископский кафедральный собор Сен-Жан, который строили на протяжении трех веков — с 12 по 15 века. Он раза в три меньше базилики, зато его украшают древнейшие витражи и старейшие астрономические часы в Европе, отсчитывавшие времена и события на протяжении шести веков. Они помнят торговое могущество Лиона, соперничавшего с Парижем; итальянских купцов и банкиров, создавших здесь всеевропейскую ярмарку и знаменитое шелкоткацкое производство. Богатейшие из них, флорентийцы Медичи, дали Франции двух королев! Немало домов в этих кварталах XV-XVI веков — с тяжелыми резными дверями, выходящими на узкие средневековые улочки.

собор Сен-Жан

Стены же собора помнят еще и короля Филиппа Красивого, присоединившего графство Лион к французской короне, и церковные Вселенские Соборы, происходившие тут при владычестве архиепископов… Еретика Петра Вальденса, купца, раздавшего свои богатства бедным… Только времена, когда сюда собиралось все рыцарство Франции, отправляясь в Крестовый поход на Палестину, пожалуй, не застали они…

Лион

Прямо над средневековыми кварталами с кривыми улочками, от самого собора фуникулер поднимает пешеходов на вершину стометрового холма, к эспланаде перед базиликой, на которой уже более века летят над городом и все никак не могут улететь четыре грандиозные колокольные башни. Украшенные резными каменными ангелами, крылатыми львами, сиренами, херувимами, змеями и фигурами святых, они венчаются сверкающими позолотой статуями Богоматери. А на куполе базилики вечно скорбит о павших в войнах французах архангел Михаил с крестом в руках…

Внутри обилие мозаики и пышная позолота, восхищающая посетителя, и пятиметровая статуя Девы Марии де Фурвьер, созданная в середине 19-го века, достойные места, где светоч христианства не угасал на протяжении 1900 лет…

Лион

С эспланады открывается вид на весь миллионный город, раскинувшийся в долине, с его красными черепичными крышами, прямыми улицами и площадями новых кварталов респектабельного района Бротте (XIX-XX веков), протянувшихся на левобережье Роны, соседствующих с ультрасовременным деловым центром Парт-Дье. Там карандаш-небоскреб штаб-квартиры крупнейшего французского банка «Креди Лионне» вблизи вокзала первой в стране сверхскоростной железной дороги вспарывает своей вертикалью уравновешенное городское пространство.

Лион

Извилистые ленты рек перехвачены частыми перевязями мостов (их около тридцати) . Между реками на плато Ла-Круа-Рус, застроенном старинными кварталами купцов и ткачей, и продолжающем его «языке» Перраша поднимаются шпили церкви ордена Кордильеров Сен-Бонавантюр XIII-XV веков, церкви Сен-Низье XV века, монастыря ордена бенедиктинцев Сен-Мартен д’Эне XI века (на его месте было раннесредневековое аббатство). Здесь центр города — госпитальное здание XVIII века Отель-Дье, купол оперы, мэрия, виднеются «прогалины» знаменитой площади Белькур, окруженной зданиями эпохи Барокко, и Пляс-де-Тер с ее великолепным фонтаном…

Лион

Монастыри XVI века сформировали нынешний облик Фурвьера. Однако за последние два тысячелетия главный холм Лиона не раз менял свое убранство… Восемьдесят лет назад некто, прогуливаясь по зеленой лужайке, обнаружил выступающий из земли древний скульптурный фриз… Так были найдены два самых древних во Франции римских амфитеатра (15 г. до н.э.), вписанных в склон холма — большой, почти на 11 тыс. мест, и маленький, Одеон, — на 2,5 тыс. человек для выступлений поэтов и музыкантов. Находка была не случайна: Юлий Цезарь дал укрепленному поселению Лугдунум на старой галльской границе, служившему базой для его завоеваний, статус римской колонии, император Август превратил ее в столицу новой провинции Лугдунская Галлия (северо-восток Франции), каковой она оставалась на протяжении нескольких столетий. В те времена большая часть холма представляла собой акрополь с путаницей дворцов, бань, театров, лавок, окружавших форум. Там возвышался величественный алтарь Августа, вокруг которого стояли 60 статуй, символизировавших области Галлии, десятиметровые колонны с бронзовыми статуями Победы и храм императорского культа. Ежегодно 1 августа сюда на совет съезжались высшие должностные лица провинции…

амфитеатр

Остатки древнеримского амфитеатра на холме Фурвьер.

…Однако и не римляне заложили Лугдунум. Еще за много веков до них в устье Роны была основана греческая торговая колония Массалия (нынешний Марсель). Место, откуда по Роне можно было подняться к перевалам виднеющихся на востоке снежных Альп, а по Соне — к верховьям рек к Атлантическому океану. Не случайно греки составляли треть населения Лугдунума… В окрестностях Лиона обнаружено множество изображений Меркурия — римского бога-покровителя торговли — галлы отождествлял его со своим богом Лугом. Искусный во всех ремеслах, провидец, маг и воин солнечноликий кельтский Луг дал свое имя торговому городу.

Не случайно Лион, в отличие о интернационального Парижа, кажется чисто галльским, французским городом — таким, каким желает видеть себя Франция, сам Париж, если судить об этом по французским фильмам. Тем не менее, Париж, Диснейленд которого во многом поспособствовал его интернациональности, является чудеснейшим местом на земле и для многих людей со всего мира служит воплощением духа Франции.

Лионский характер многогранен: галльское легкомыслие, эпикурейство, разбавлены в нем многовековым наследием торговли и мастерства. Поэтому среди известных своей скупостью французов лионец слывет скаредом. Он не любит, когда перемены носят излишне резкий характер — представитель якобинского конвента 1793 года, который рубил слишком много голов, своей лишился гораздо раньше, чем Робеспьер.

С другой стороны, как истые горожане, лионцы не выносят, когда перемен нет вовсе, — чему примером знаменитые восстания лионских ткачей в 1830-е годы. А еще лионец любит развлечения, и когда ему надоело смеяться над приключениями знаменитого, придуманного здесь кукольного персонажа Гиньоля (эдакого Петрушки), братья Люмьер, занимавшиеся в городе производством фотопринадлежностей, придумали смешных двигающихся человечков на фотографической ленте, что мы называем «кино»…

Лион

Ну, и само собой, когда осень вступает в свои права, осыпая листья с платанов на набережных Соны, начинается праздник души, ростки которого посажены в восприимчивую галльскую почву еще римлянами. Я к тому, что знаменитые Бургундия и Шампань с их виноградниками — рукой подать на север, но и туда горожанам забираться нет нужды. Лионцы говорят, что у них три реки: Рона, Сона и река Божоле, как называется вино, которое делают в небольшом, живописном районе долины к северу от города. Высшая его марка «Крус-де-Божоле», культивировавшаяся в запустевшем ныне аббатстве XII века, производится лишь в десятке поселков, в остальных — более низкая марка «Божоле Виллаж». А большие погреба созданы здешним маркизом в XVII веке.

В конце концов, не Лион ли — родина эпикурейского выражения «Ар де вивр» («искусство жить»)? Вполне вероятно для города, где каждый сэндвич с прилавка является чуть ли не произведением искусства и все направлено на удовлетворение стремления человека к комфортабельному существованию. Начиная от рынков на левобережье Соны, где сырой рассвет встречают тысячи людей, снабжающих город всеми видами продуктов, какие можно представить. И кончая ресторанами, подобными фешенебельному «Полю Боку» на авеню Франклина Рузвельта, наследному владению семьи рестораторов, существующей с XVIII века, где фирменным блюдом являются равиоли с уткой и шампиньонами под красным вином. А также расположенного рядом «Беран-шона» — первейшего производителя шоколада, трюфелей, палеток в золотой фольге, пирожных и шоколадных тортов. В городе более 800 ресторанов и ресторанчиков.

Лион

Нагулявшись среди извилистых улочек XV-XVI веков Вье Лиона с аркадами старинных лавок, где открыты кафе, антикварные магазины и галереи, заглянув в трабуле — крытые переулки, проходы, ведущие в мирабуле — маленькие дворики-колодцы среди четырех-пятиэтажных домов, украшенные арками, колоннами и спиральными лестницами, вы почувствуете голод. И его можно утолить говядиной, сваренной в пиве с белым вином, в кафе на площади кафедрального собора, в бистро или «бошоне» — маленьком семейном ресторанчике характерном для Лиона. В конце концов поесть можно в закусочной «этерии» под навесом, где-нибудь на кончике «языка» Преск-Иль, наблюдая за медленным течением реки, где в ходу тарталетки с фруктовой начинкой, аппетитные свиные колбаски, сливочный сыр и оливки… Для этого годятся даже продовольственные магазинчики — все эти «патисери», «буланже», «фромаж», кондитерские — целые районы в Парт-Дье, на левобережье Роны занимаются изготовлением печенья, тортов и пирожных.

Словом, удовлетворение желудка — это такой же бизнес города, как вытянувшиеся вниз по Роне с прошлого века химические заводы, дающие работу тысячам лионцев и сотням химиков знаменитого Лионского университета…

Лион

На сытый желудок лучше воспринимается все разнообразие богатейших собраний Музея изящных искусств на Пляс-де-Тер — картины итальянцев и голландцев XVI века -Тинторетто, Рубенса, Веронезе… А неподалеку от Пляс-Белькур с ее памятником Людовику XV, «королю-солнцу» в виде римского императора, и Отель-де-Гадин, где расположился Исторический музей, находится уникальный Музей тканей. Нигде в мире нет такого собрания — более пятисот образцов старых шелков и бархата XV-XVI веков, которыми славился город — большей частью платья, образчики созданного в Лионе крупноузорчатого жаккарда, ковры…

На площади Марешаль Лати, утопающей в зелени и цветах, на левобережье Роны, прямо напротив оперы, стоит фонтан, увенчанный женской фигурой с короной Лиона на голове. Вызывает она в памяти почему-то одну историю полуторатысячелетней давности. В V столетии захватило эти земли германское племя бургундов, Лугундунум стал их столицей. И где-то в окрестных овернских лесах был в спину убит придворными короля витязь Зигфрид, подозреваемый в том, что покушался на честь сосватанной им королевской невесты Брюнхильды. Вдова витязя, королевская дочь, жестоко отомстила бургундам, и эта месть привела их к гибели… Так повествует сюжет германского эпоса «Песни о Нибелунгах» XIII века. Действительно в этой истории, пожалуй, лишь то, что в VI столетии бургунды были разгромлены франками, основавшими Французское королевство…

Лион

А когда спустится вечер, стоит прогуляться по набережной Ромен Роллана над Соной и полюбоваться поразительным зрелищем двух готических соборов, одного над другим — Сен-Жан и Богоматери, — поднимающихся к темному небу в желтом свете прожекторов…

Автор: Максим Войлошников.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers