Бузина — древний символ возрождения

Posted by on Октябрь 30, 2014

Бузина

С бузиной связана историческая загадка. Почему в фольклоре народов Центральной, Северной и Восточной Европы — кельтов, германцев скандинавов, славян — столь важное место занимает это неприметное, казалось бы, дерево? В славянской мифологии бузина «существует от начала мира и поэтому причастна к мифическим протособытиям (грехопадение Адама и Евы, убийство Авеля) и христианской истории», — отмечают этнографы Т. А. Агапкина и В. В.Усачева. К ней обращаются: «Бузыновый Адаме!», «Царю бузнычый», «Помогай Бог, бузина! Человек Божий, Адам, сотворенный от начала света!».

В Бельгии и Нидерландах поныне распространено поверье что бузина — избранное Богом растение, «которое цветет в Рождественскую ночь, и древесину ее используют для изготовления крестов», — пишет этнограф И. Н. Гроздова.

Англичане верят, что из бузины сделали крест, на котором совершилось Распятие. И на ней же свершилось возмездие за предательство. «Иуда повесился на бузине», — писал Шекспир в «Бесплодных усилиях любви», передавая поверье, распространенное в Англии, а также в Украине и в Польше.

«На старых умирающих деревьях бузины растет странный гриб с жутковатым названием «Ухо Иуды», — рассказывает этнограф Дж. Гиффорд. — Англичане говорят, что это уши Искариота, обреченного вечно слушать шепот ветра, напоминающего ему о его предательстве».

«Святая бузина» — так обращались к ней украинцы в заговорах «от напасти», «для приобретения силы и отваги», «для избавления от всякой беды». Если мы обратимся к языческим верованиям этих народов, то и здесь нас поджидают неожиданности. Нет, недаром она пользуется славой одного из самых таинственных деревьев нашего леса!

«Бузовать (о дереве в росте) — привольно и хорошо расти, пускать побеги, — пишет в своем «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И.Даль — Буза — сусло, молодое пиво или брага. Бузовая земля — добрая, черноземная, неземлистая. Бузать, буздать, буздырить — жадно и много пить или хлебать. Пруд бузует— вода в нем прибывает. Бузун — буян, драчун, задира».

За всеми этими народными выражениями, как и за родственным им названием дерева бузина, встает одно — буйство молодых, нерастраченных, через край бьющих жизненных сил, отпущенных немерено, щедрой рукой, весенней полой воде, играющей браге, человеку, земле, растению.

«Она легко укореняется, — пишет Дж. Гиффорд о бузине. — Отломите ветку, воткните в землю, и ветка начнет расти. Эта особенность превратила бузину в древний символ смерти и возрождения», плодородия и вечного круговорота времен. В сказке Ганса Христиана Андерсена, сидя под раскидистой бузиной, старик говорит своей старушке:
«—Помнишь, как мы бегали и играли с тобой детьми? Помнишь, втыкали в землю прутики и веточки?
— Да, да! — подхватила старушка. — Помню, помню; одна из них была бузинная, пустила корни, ростки, и вот как разрослась!»

Под нею в любви и мире, в довольстве и покое закроются глаза счастливой четы. Но бузина говорит им, что смерти нет, что в тонких прутиках — детях и внуках — суждено им возрождаться вновь и вновь, до окончанья времен.

Бузина в молодом возрасте — куст, который с годами превращается в невысокое, до восьми — десяти метров, деревце с раскидистой, беспорядочно взлохмаченной кроной, которую образуют супротивные, дугообразно изогнутые, свисающие ветки. Размножается она и семенами, и корневыми отпрысками, постоянно заменяющими отмирающие побеги свежей порослью, поддерживая легенду о вечной, неувядающей молодости этого дерева.

Сорок видов ее растет в умеренном и субтропическом поясах Северного полушария. Родина привычной нам черной, или обыкновенной, бузины — Европейско-Кавказский ареал. Она может расти практически везде, но особенно любит влажные леса, предпочитая промоины, заброшенные низины по берегам рек. Бузина солнцелюбива и, как правило, не растет под кронами других деревьев. В лесу она быстро занимает все свободные, хорошо освещенные участки, просеки, опушки. Не чуждается бузина и обжитых человеком мест.

«Вдоль по рейнским берегам, по Вестфалии бузинной» шагает «с песней, птицей и котомкой» веселый Дидель из стихотворения Эдуарда Багрицкого «Птицелов» (1926). Отправимся ему вослед по берегам ручьев, озер и рек Центральной, Северной и Восточной Европы — вслед за сказкой, вслед за бузиной, по дороге народных песен и легенд, по кругу солнечного колеса.

В старинной русской загадке говорится о дереве-годе: «На нем двенадцать гнезд (месяцев), в каждом гнезде по четыре яйца (недели), в каждом яйце по семи цыпленков (дней)».

Бузина была для наших предков индоевропейцев таким чудесным деревом-годом. «Бузина знаменует смену сезонов», — указывает Дж. Гиффорд. И никакое другое дерево так не воспето в ежесезонной смене своих обличий.

«Ее ягоды остаются на ветках до середины декабря», — отмечает английский поэт и мифограф Р.Грейвс, до «времени туманов и тьмы». К дню зимнего солнцестояния, к началу нового года народного аграрного календаря те из них, что еще не сорваны, опадают, и вместе с солнцем «дерево года» вступает в новый круг перемен. В марте, в весеннее равноденствие, можно видеть, как разбухают ее почки, вдохнуть вместе с героем романа Германа Гессе «Игра в бисер» (1942), магистром Игры Йозефом Кнехтом, их свежий аромат:

«Мы подошли к кустам бузины, на них были крошечные почки, но листьев еще не было, и когда я срезал ветку, в нос мне ударил горьковато-сладкий запах, который как бы вобрал в себя, сложил вместе и усилил все другие весенние запахи. Наступающая весна, которую я, бродя по раскисшему лугу, слыша запахи земли и почек, уже остро и радостно почувствовал, теперь, в фортиссимо запаха бузины, сгустилась, усилилась, стала чувственно воспринимаемым символом, очарованием».

Февраль—март — предрассветные грезы сонного растения. В апреле наступает пробужденье — распахнутыми глазами смотрит оно на свежий, возрожденный мир, и глаза эти зелены. «Бузина моих глаз зеленей!» — написала Марина Цветаева о ее весеннем преображенье.

«Молодая листва бузины возвещает о приходе весны», — отмечает Дж. Гиффорд. «Деревья окутала нежная, как легкий пар от дыхания, прозрачная зеленая дымка, — пишет об апреле натуралист Виталий Бианки. — Она исчезнет, как только начнут распускаться первые клейкие листья», когда «сияющей зеленью новорожденных листьев оденутся деревья».

Бузина цельный сад залила!
Бузина зелена, зелена!..
Зелена, значит, лето в начале!

Узкие, длинные, перистые, ланцетовидные бузинные листья ядовиты — в них много алкалоидов. В деревнях знали: если разложить их по дому, клопы и тараканы разбегутся. «Помещения, около которых растут кусты бузины, — пишет ботаник С.Красиков, — мыши и крысы покидают, потому наши предки высаживали бузину около риг, амбаров, сараев и складов, приговаривая: «Невелика буза, а хлеба сохраняет воза».

Это всесокрушающее свойство листьев бузины было известно с древнейших времен, и еще воины новокаменного века — неолита придавали своему оружию их форму, дабы стать такими же непобедимыми. «Кремневые ножи в форме листьев бузины в захоронениях эпохи мегалитов» (Р.Грейвс), современники Стоунхенджа, в средневековой Британии стали предметом суеверных легенд. «В прошлом сельские жители думали, что это громовые стрелы, — пишут этнографы М. и Ч. Квеннеллы — Фермеры думали, что такими копьями эльфы ранили скот».

Наступают колдовские дни и ночи праздника середины лета — Иван Купала. Согласно ирландскому фольклору, «если встать под бузиной в Иванову ночь (на 24 июня), можно увидеть Владыку царства фей и всю его свиту» (Дж. Гиффорд) — увидеть, как сэр Гюон и леди Эсклермонд со своей свитой из эльфов и фей спускаются яркой нарядной кавалькадой с Волшебного Холма. Процессия движется долго, и не приведи Бог случайному наблюдателю поддаться дреме! «Тот, кто уснет под цветущей бузиной, рискует никогда не проснуться, поскольку аромат цветов может перенести его в царство фей», — остерегает Дж. Гиффорд. Переодев в зеленый эльфийский наряд, его сонного усадят на коня, быстрого, как ветер, и только лепестки бузины, запутавшиеся в волосах, увезет он с собой из зеленого земного мира, из соловьиного цветущего июня.

«В день Вознесения, около трех часов пополудни, через Черные ворота в Дрездене стремительно шел молодой человек», — так начинается сказка Эрнста Теодора Амадея Гофмана «Золотой горшок» (1814).

Вот ее герой, бедный студент Ансельм, «отыскал приятное местечко на траве под бузиною, выросшей из разрушенной стены». «Вдруг раздался какой-то шепот и лепет, и цветы как будто зазвенели, точно хрустальные колокольчики… Казалось, что куст сыплет тысячи изумрудных искр сквозь свои темные листья… Куст зашевелился и сказал. «Ты лежал в моей тени, мой аромат обвевал тебя, но ты не понимал меня. Аромат — это моя речь, когда любовь воспламеняет меня».

В зелени бузинной листвы юноша увидел трех золотисто-зеленых змеек, дочерей земного духа Саламандра, и в одну из них, красавицу Серпентину, влюбился навек, и после многих приключений поселился с нею в стране фей Атлантиде.

В этой сказке, которую он всю жизнь считал лучшим своим произведением, Гофман, по собственному признанию, описал реально существовавший куст бузины. Жительствуя неподалеку («В Дрездене я живу на природе, то есть прямо у Черных ворот». — Из письме Ф. Шпейеру, 13 июля 1813 г.), он, вероятно, сам не раз садился отдохнуть под волшебным деревом Серпентины.

Продолжение следует.

Автор: Вера Бегичева.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers