История Ангкора. Продолжение.

Posted by on Сентябрь 14, 2014

Ангкор-Ват

Одна из характерных особенностей кхмерского искусства, отличающая его от искусства Индии, берет начало в народной архитектуре древней Камбоджи — в формах свайных деревянных построек с коньковой кровлей, покрытой тростником или соломой. Этот тип жилищ уходит корнями в доисторические времена и резко отличается от строений неолитической эпохи в Индии.

Именно народное искусство, нашедшее великолепное выражение в кхмерских барельефах (в Ангкор- Вате, и особенно в Байоне), породило некоторые, наиболее типичные формы ангкорской архитектуры. Его влияние отчетливо ощущается, например, в том, что кхмеры, создавая каменные строения, перенесли в них многие черты народного деревянного зодчества.

Ангкор-Ват

Таковы, например, баллюстрады окон, воспроизводящие в песчанике деревянную загородку у входа в хижину; коньковые кровли, имитирующие в камне плотницкую технику далекого прошлого; столбики вдоль галерей, приподнятых над землей, — они напоминают о свайных мостиках селений в районе озера Тонле-Сап; украшения окон и дверей и т. д.

Ангкор-Ват

Все эти особенности издавна присущи кхмерскому искусству и не являются заимствованием индийских моделей. Таким образом, можно сказать, что кхмерское зодчество питалось из двух источников — народного кхмерского искусства и индийской культуры.

Символизм архитектурных форм был свойствен уже шедевру Индравармана в Ролуосе («храм-гора» Баконг). Но знания и опыт зодчих продолжали расти, и архитектура становилась все более сложной и в то же время — все более цельной и самобытной. Так, возрастает роль тех вытянутых в длину павильонов, которые в Баконге располагались по обе стороны осевых дорог. Они начинают даже «взбираться» на ступенчатые платформы «храма-горы». Вскоре эти павильоны занимают уже весь периметр этажей пирамиды. Здесь мы видим гениальный процесс упрощения, который привел (например, в храме Такео) к возникновению основного элемента кхмерской классической архитектуры: опоясывающих галерей.

храм-гора Баконг

Павильоны смыкаются воедино, разрывы между ними исчезают, и внешняя стена образовавшейся таким образом сквозной галереи выходит на край каждой платформы; осевые входы (по индусской терминологии, гопуры) и угловые башни довершают композицию. Концентрические пояса галерей на платформах символизируют горные цепи, окружающие мир людей; их, в свою очередь, омывают воды изначального океана, который символизируется рвом с водой, опоясывающим город.

Тем временем накапливался и технический опыт: храмы, которые строили теперь из камня и кирпича, стремясь обеспечить вечным богам обиталище из вечных материалов, научились венчать кровлей, где деревянный остов и черепица уступили место ложносводчатым перекрытиям из песчаника. Наконец, в классический период много внимания было уделено совершенствованию декора. Использование тесаного камня способствовало также и улучшению качества скульптуры. Одной из первых по-настоящему классических в этом смысле построек является небольшой храм Бантеай-Срей, примерно в тридцати километрах к северу от Ангкора. Планировка этого прелестного памятника совершенно оригинальна, ибо здесь мы встречаемся не с «храмом-горой», а с храмовым ансамблем, развернутым в горизонтальном плане, где концентрически расположенные ограды образуют как бы проекцию на плоскости тех возвышающихся друг над другом галерей, которые характерны для храмов-пирамид.

храм Бантеай-Срей

Но славу этому небольшому храму принесли его необычайно богатые и изысканные украшения. Несмотря на некоторую тенденцию к «нарядности», в них столько вкуса, изящества, такой тонкий расчет и такое мастерство, что Бантеай-Срей, несомненно, представляет один из шедевров кхмерского искусства. Построенный в 967 году, он буквально весь покрыт изображениями божеств, нимф и стражей, искусно высеченными из розового песчаника. Трудно найти хотя бы сантиметр камня, который не был бы щедро украшен. Обилие рельефов в этом памятнике можно сравнить разве что с изобилием окружающей его девственной природы.

храм Бантеай-Срей

С созданием великого храма Ангкор-Ват, построенного в годы правления наиболее известного ангкорского царя Сурьявармана II (1113—1150), кхмерская архитектура по совершенству форм и пространственных решений, по качеству выполнения достигла своей вершины. Собственно храм представляет собой настоящий кафедральный собор в джунглях. Ангкор-Ват — современник выдающихся сооружений готического стиля: Шартрского собора, собора в Сансе, собора Парижской богоматери, — не только самый большой, но и самый красивый из всех храмов Индокитая. Ров шириной почти 200 метров образует прямоугольник размерами 1500 X1300 метров, то есть около 2 квадратных километров. Храм является центром городского комплекса, от которого уцелели только здания, выстроенные из прочных материалов. В пору расцвета в городе жило от 17 до 20 тысяч человек.

Ангкор-Ват

Общая протяженность рва составляет 5,5 километра; в западной части его пересекает дамба, по которой проходит дорога к входному портику длиной в 235 метров, разделенному тремя воротами. Это довольно-таки внушительное по масштабам сооружение, образующее главный вход в храм, предваряет собственно фасад храма, открывающийся в дальнем конце величественных пропилей.

Следующий участок осевой дороги длиной 350 метров подводит к подножию самого храма. Над его фасадом, возвышающимся на высоком цоколе с богатыми лепными украшениями, поднимаются пять башен, покрытых каменной кровлей в форме тиары. Украшенные колоннами крылья огромной внешней галереи, размеры которой — 187X215 метров, создают совершенную и гармоничную композицию.

Ангкор-Ват

По внутренним стенам этой галереи, окружающей весь храм (длина ее более 800 метров), нескончаемой, фантастической лентой тянутся рельефы — своего рода хроника деяний правителей Ангкора вперемежку с мифологическими сценами.

Ангкор-Ват

Пройдя через ворота, посетитель попадает в крестообразный внутренний двор, образуемый четырьмя двориками, соединенными крытыми переходами. Внутренний двор смыкает внешнюю галерею с галереей, опоясывающей самый храм.

Переходы внутреннего двора впервые в кхмерской архитектуре имеют свод, поддерживаемый четырьмя рядами колонн, которые образуют центральный неф, дополненный двумя боковыми. Эту легкую, изящную композицию украшают рельефы, изображающие танцующих деват и апсар (женские божества индийского пантеона). Из внутреннего двора к следующему этажу ведут три крытых лестницы. Галерея, опоясывающая второй этаж, открывается только вовнутрь — через окна, украшенные резными балясинами. Эта вторая ограда размерами 100X115 метров окружает огромный цоколь храма высотой 13 метров, увенчанный пятью башнями святилища.

Ангкор-Ват

Третий ярус «храма-горы» также опоясан галереей. Но окна ее, забранные балясинами, выходят на внешнюю сторону; внутрь, к дворикам, ведут портики с колоннами. Центральное святилище на уровне четырех угловых башен соединено с галереей такими же крытыми переходами, что и в крестообразном внутреннем дворе.

Башня святилища поднимается вверх на 42 метра, а общая высота храма достигает 65 метров над уровнем Ангкорской равнины. С этой высоты хорошо видна огромная мандола, образуемая архитектурным комплексом, который, по мысли его создателей, должен был стать небесным дворцом, обиталищем богов.

После смерти Сурьявармана II, примерно в 1150 году, соседи кхмеров, чамы, воспользовавшись ослаблением империи, погрязшей в дворцовых переворотах и борьбе за власть, вторглись в Ангкор и в 1177 году сожгли город. Восстановлением своего могущества кхмерское государство обязано Джаяварману VII. Ему удалось изгнать захватчиков, и в 1181 году он стал царем Ангкора. Сразу же после прихода к власти он принялся за перестройку города.

Джаяварман VII отрекся от индуизма, религии своих предшественников, и был обращен в буддизм. Тогда-то и появился совершенно новый, несколько странный и причудливый стиль, где классическая строгость Ангкор-Вата уступила место новому пониманию пространства и объемов. Возникло новое искусство, в котором трудно провести границу между скульптурой и архитектурой.

Ангкор-Ват

На башнях храмов появились огромные рельефные лики, представлявшие образ Будды Шакья-Муни (святого Гаутамы) и в то же время изображение царя Джаявармана VII. Это было настоящим переворотом и в религии, и в формах художественного выражения.

В начале Джаяварман VII возвел город-храм Та-Прохм, территория которого составляла 1000 X 600 метров. Сам храм строился по плану, который в дальнейшем послужил образцом для большинства буддийских монастырей, построенных в правление Джаявармана VII. В своей основе план был таким же, что и у «горизонтальных» храмов типа Бантеай-Срей, но пространство вокруг храма огораживалось теперь не только стенами, но и концентрическими галереями. Таким образом, постепенно установилось единство стиля и символики в архитектуре храма-горы и «горизонтального» храма.

Ангкор-Ват

Храм Прах-Кхан, размерами 1000X750 метров, окруженный рвом шириной 40 метров, очень походит на Та-Прохм. Но строились оба эти ансамбля в спешке, и качество кладки здесь довольно невысокое, а украшения грубы и безжизненны. Да и все сооружения эпохи Джаявармана VII несут на себе следы спешки.

Столица Кхмерского государства, построенная приблизительно в 1200 году и названная Ангкор-Том (или «Большой царский город»), ознаменовала новое направление в ангкорском зодчестве. Возник как бы новый архитектурный стиль барочного типа, и это искусство явилось предвестником упадка кхмерской державы.

Новый стиль немедленно нашел отражение в оградах молодой столицы: пять дамб, пересекающих ров, выглядели теперь необычно — они стали Дорогой Гигантов. По обеим сторонам дороги поднялись 54 изображения гигантов, держащих в могучих руках тело огромной наги (змея, персонаж индийской мифологии).

Эта аллегорическая композиция символизирует популярный сюжет индийских мифов: «пахтанье Молочного моря» (миф о сотворении мира). С башен над воротами на гигантов взирают высеченные в камне лики, воплощающие образ Будды-Царя, владыки мира, чей взор объемлет все четыре стороны света.

Кульминацией этого насыщенного символикой искусства является удивительный, неповторимый храмовый ансамбль Байон — шедевр эпохи Джаявармана VII. Это было совершенно новое, весьма значительное явление в архитектуре, ибо оно знаменовало проникновение буддизма в страну кхмеров.

Таково замечательное художественное наследие, оставленное последним из великих кхмерских царей. При нем архитектура сумела раздвинуть свои рамки, стерла различия между зодчеством и скульптурой и превратилась в своего рода мистическую формулу, которая открывала перед человеком дверь во Вселенную, к миру богов.

В течение XIV века, несмотря на неоднократные набеги воинственных племен тай, несколько ничем не примечательных царей еще восседали, сменяя друг друга, на ангкорском троне. Затем, в середине XV века, город был покинут. В превратностях войны, в обстановке общей разрухи следить за поддержанием водного режима в крупных гидротехнических сооружениях Ангкорской равнины становилось все труднее. Вода, некогда богатая плодородным илом, осветлилась. Появилась и малярия. Весь сложный механизм Ангкора, которому кхмеры были обязаны своим богатством, процветанием и могуществом, застопорился и стал, будто пораженный проклятием. Лихорадка вынудила поредевшее население оставить огромный город, превратившийся в очаг заразы. Так пренебрежение к окружающей среде погубило могущественную империю…

Если попытаться оценить достижения кхмерской цивилизации за те четыре века, в течение которых она достигла своего апогея, то можно сказать, что рисовые поля и храмы были звеньями — хотя находились они в противоположных ее концах — одной цепи явлений, определявших развитие района Ангкора. Экология помогает понять возникновение форм искусства.

Автор: Анри Штирлен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers