Солнце в религии и мифологии

Posted by on Октябрь 12, 2017

Солнце

Возникнув где-то 1,5 миллиона лет назад в каменном веке как человекообразные, способные изготовлять орудия труда, наши доисторические предки инстинктивно соединяли Солнце со всей близлежащей природой: камнями, горами, деревьями, растениями, цветами, птицами, животными, водой и пламенем. Обитая в пещерах или под нависшим скалами, они пользовались деревянными палками и необработанными обломками камней, чтобы охотиться на диких животных, и воспроизводили в наскальной резьбе сцены охоты и солнечные символы. Подобные петроглифы найдены в Центральной Азии, Африке, Европе и в других частях мира — от Индонезии до Юго-восточной Америки. Они изображали солнце в многочисленных формах: или как лучи, которые несутся из круга, или антропоморфно, как нимб, окружающий голову.

Есть мнение, что эти рудиментарные циркулярные или спиральные модели привели к простейшим формам иероглифического письма, до изобретения колеса, до модели спирали, имевшей универсальный характера, а также к образу ореола как признака духовного излучения. Со временем, почти все элементы природы становились божествами и тотемами солнечных культов и были представлены в человеческой или в животной формах, закладывая основы организованных религий, которые прибегали к солнцу как к Божьему сиянию целомудрия и добропорядочности.

«Сурия — это окончательная истина»,— говорит «Адития Гридия Сутра», и это очень хорошо отразилось в индийской художественной миниатюре «Сердце Сурии, где Вишну и его супруга Лакшми сидят в Солнце, так же как и поразительной красоты фигура основателя манихейства Мани (216-274 гг. Р. Х.) в до сих пор в действующем храме Као-Ан на восточном побережье Китая около Кванжу в провинции Фуцзянь. В «Самиутта Пикайя» Будда называет Солнце «огненным сердцем, моим другом и ребенком» — и подобный взгляд также нашел отражение в христианском искусстве, что свидетельствует картина Фра Анжелико «Коронация Святой Девы», которая ныне украшает стены галереи Уффици (Флоренция).

Пророки

Пророки, подобные Зороастру (позднее VII и раннее VI века до Р.Х.) и Мани, пытаясь одолеть темные силы зла, обращались к божественному свету добродетели и целомудрия, излучаемого Солнцем. Солнечное божество Митра стало колесничем Ахурамазды, зороастрального Бога Высшего Света, которому противодействует демон тьмы Ангро-Майнью, или же Ахриман. Ахурамазда должен «восприниматься как Солнце, ибо Солнце — это величайший из всех живущих на земле огней», — говорил Зороастр (628-551 годах до Р. Х.).

Даже и теперь в нескольких восточных языках иранского происхождения слово для обозначения Солнца звучит просто как «Ахурамазда». Манихейство было поистине всемирной екуменистической верой, которая объединяла все народы, поскольку Мани, ее основатель, пытался совместить такие разные и разветвленные верования как гностическое христианство, зороастризм и буддизм в откровенно дуалистическую философию, в основе которой — извечная борьба между добром и злом, между светом и мраком. Ее исповедовало тогда много народов — от Испании на Западе и до восточного побережья Китая.

Великие завоеватели и властители использовали общую тенденцию солнечного универсализма для обеспечения лояльности своих подчиненных. Столкнувшись с антагонистическими сектами, которые вызвали социальную напряженность, этническую ненависть и религиозную неприязнь, они пытались создать стабильное правительство, которое бы держался на нормах единства, символизированного Солнцем.

Эхнатон (около 1353 г. до Р. Х.) стремился объединить свои народы под всеобъемлющим светом, что излучал солнечный диск-Атон. Александр Великий (356-323 гг. до Р. Х.) пытался править миром «подобно солнцу», особенно после завоевания Египта, где он положил стать «сыном Бога Солнца Амона». Императоров маурианов в Индии вдохновил пример Александра с его внезапным нападением на Индию в 326 г. до Р. Х., что способствовало восстановлению стародавних связанных с солнцем величественных концепций. Чандрагупта Маурия (321-297 до Р. Х.) провозгласил себя земным олицетворением Всемирного императора, опекуном которого является Солнце, а Ашока (238 г. до Р. Х.), последний император из династии маурианов, поставил многочисленные столбы с вырезанными на них мотивами Солнца.

Римский император Аврелиан (215-275 гг. Р. Х.) также стремился подвести многочисленные разветвленные секты и родовые меньшинства в своей империи под покровительство Всепобеждающего Солнца. «Святое Солнце» было средоточием синкретического культа Дин-и-Илах, вокруг которого император из династии Великих Моголов Акбар (1542-1605 гг. Г. Х.) пытался сплотить разрозненные и разветвленные народы своей великой Индийской империи.

Людовик XIV (1638-1715), этот «Солнечный король» Франции, прославил миф об Аполлоне и часто в наряде солнечного бога появлялся на роскошных пирах в просторных садах своего величественного дворца Версаль. Аполлоновая скульптура возвышается также в гроте Третиса в Версале, и вообще везде в этих садах фигура Солнца на колеснице должна символизировать короля.

скульптура Аполлона в Версале

Горы

Гора часто превращалась в «небесные ступени», без которых не достичь неба, где, по предположениям, жили бог Солнца и остальные солнечные божества. В Египте упоминание о «лестница Гора» (небесном боге) которая достигают солнечных дверей, места пересечения смертности и бессмертия, появляется, кажется, в эпоху первых пирамид. В Мексике ацтеки связывали пирамиды Теотиуакана с Солнцем и Месяцем. Шампу, солнечный бог в семитском пантеоне, появлялся из-за восточных гор и первый начал строительство высоких крепостей, подобных зиккуратам вавилонского бога луны Наина.

Павсаний, греческий путешественник II века от Р. Х., вспоминал, как он видел алтари для поклонения Солнцу на самом высоком коринфском акрополе. Гору вблизи города Божонегоро на Яве чтят потому, что «из нее выходит Солнце», а в Шри Ланке Самане, «божеству восходящего Солнца», поклоняются на горе Саманолаканди, которую еще называют Адамовым шпилем. Китайский император Ву-ди из династии Хань (140-87 гг. до Р. Х.) наведывался на гору Ченг, что в восточной части полуострова Шандун, чтобы там поклоняться Солнцу, которое восходит из-за моря. В древней Японии горному божеству Ямано-ками поклонялись как «Солнцу лесов и животных».

Птицы

Птицы летающие в небе, естественно, отождествлялись с Солнцем. В Центральной Азии эта традиция происходит из времен каменного века и символизируется петроглифом причудливой птицы, которая, наряду с другими солнечными символами, изображена в пещере Шакти, что в горах Памира. Мистическая жар-птица славянского фольклора наделена необычайной силой: «Только одно ее перо могло весь мир наполнить солнечным светом счастья». В древнем Египте сказочная птица, известная под названием «бенну», нечто вроде цапли, традиционно ассоциировалась с поклонением солнцу как символу солнечного востока, а также как символу жизни после смерти. Она была также известна под названием феникс, и ее образ появляется на монетах поздней Римской империи как символ Рима — Вечного города. В Китае ее звали фенг, или чи-лень, а в исламской мифологии — оранква (по-персидски — симург). В Индии и Юго-Восточной Азии птица известна под названием Гаруда.

Изображение солнца в анималистической форме происходит в основном из древних верований, по которым птицы, животные, пресмыкающиеся, и рыба приобретали особое значение. Возможно, одно из первых известных изображений птицы — отпечаток орла (сокола на плите фараона Нармера с Иераконполиса (около 3000 до Р. Х.)), символизировавшее бога солнца Гора.

На протяжении всей истории различные художественные стили вдохновлялись Солнцем — от скульптур Амарны в древнем Египте и до импрессионизма форм искусства наших времен. Эхнатон с его ударением на «маат», то есть «правду», создал первый в истории «реалистичный» стиль искусства, требуя от художников и резчиков, чтобы они правдиво воспроизводили то, что видят в жизни, а не то, что традиционно навязывается канонами, которые прославляли неповторимую личность фараона.

Во времена Акбара под влиянием его «видения Солнца» существовал целый стиль в индийской живописи. Для этого стиля характерно живое, яркое восприятие физического мира — это можно видеть в знаменитом манускрипте о Хамза-наму (около 1567 г.), его Акбар велел подготовить своим живописцам — истории о деяниях легендарного путешественника, который жил во времена правления Гарун-аль-Рашида.

Сияющий дух Солнца вдохновлял и японская живопись. Имперские приказы VII и VIII столетий, по которым формировался базис политических, правовых и этических ценностей, постоянно ссылались на «солнечное сердце, яркое, девственное, честное и искреннее», и эти добродетели принадлежали также и к сфере эстетической; следовательно, чистота, целомудрие, искренность и яркость составляли суть японского искусства и изящной словесности. Всеобъемлющее влияние солнца на японскую культуру видим в поэзии хокку, в манускриптах, написанных тушью, в краснописи, а также в чайных церемониях, искусстве составлять букеты и декорировать сады.

В сфере архитектуры просто удивляешься, как простейший солнечный мотив в форме маленького круглого отверстия в крыше юрты кочевников развился в такой большой и поразительный структурный источник освещения, как купол римского Пантеона и его ротонда.

купол римского Пантеона

Очевидно, романские купола и подобные им структуры, построенные, чтобы служить за могилы императорам-язычникам, были сначала «усовершенствованными юртами». Но начиная с XIV столетия этой ориентированной по свету архитектуре баптистериев и погребальных часовен, прилегающих к базиликам, предоставлено христианское значение. Христианские церкви взяли также и способ ориентации языческих гробниц за восходом солнца: церкви строили так, чтобы алтарь находился на восточном конце, вернее — в том направлении, где восходит солнце в праздничный день их святого покровителя.

Солнце вдохновило на циркулярный план городской застройки, по которой во многих средневековых городах Европы здания кругами окружали расположенные в самом центре гробницы. Одним из самых ярких примеров может быть романский городок Брем во Франции (основан 333 г. от Р. Х.). Подобные ему города напоминали собой древние зороастрийские города в Центральной Азии, задуманные или по модели круга, или же в форме пересечения нескольких кругов.

Во всем мире большинство карнавалов и фестивалей своими корнями уходит к Солнцу или непосредственно, или опосредованно — в виде всевозможных сельскохозяйственных праздников и праздника плодородия. Во многих азиатских, африканских и исконно американских обществах процессиям с солнечными символами в форме животных и пресмыкающихся соответствуют определенные ритуалы в Европе. Когда-то очень популярные карнавалы великанов в Дуо и Дюнкерке (Франция) и Антверпене (Бельгия) в действительности ведут свое происхождение из ритуалов жертвоприношения в древних солнечных культурах, когда проносили огромные ворота из ивовых листьев — вроде фигур «Джека в зеленой корзине» на парадах Майского дня в Англии (этот последний является, собственно, празднеством плодородия). Христиане в Уэльсе переняли от язычников другой ритуал плодородия и концепцию, по которой прославляли связь между Солнцем и водой, трижды обернувшись за Солнцем вокруг святого.

Автор: Филипп Боржо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers