Соловки. Часть первая.

Posted by on Июнь 12, 2013

Соловки

Маленький белый теплоходик, пыхтя, перевешивается с волны на волну. Вокруг — тишина, и кажется, что и теплоходик, и волны, и тяжелое бледное полотно моря — все застыло в мерцающей неподвижности. Здесь все — одного цвета. Молочно-белый туман чуть колышется над неровной поверхностью моря. Кажется, что время остановилось, и сколько бы ты ни плыл, никогда не достигнешь берега, никогда не кончится это бесцельное блуждание в пустоте. В тишине — лишь монотонный стук двигателя и далекие крики невидимых чаек.

И вдруг туман разрывается, сквозь лохматые клочья проявляется небо — низкое, безжизненное, но хранящее в глубине нежнейшую голубизну. Ты видишь, что из самой сердцевины моря, словно в сказке, поднимаются белые стены и высокие башни Соловецкого монастыря. И тогда понимаешь, что Китеж-град не легенда, ибо вот он, перед тобой, во всей своей загадочной красоте.

Стены Соловецкого Кремля сложены из местного «дикого» камня. Неотесанные валуны сбиты в крепкую стену, словно нечеловеческая сила принимала участие в строительстве.
Конические башни крепости невысоки, но величественны, при взгляде на них перестаешь сомневаться в оборонной мощи монастыря.

Соловки

Теплоходик с урчанием добирается до причала. Матросы спрыгивают на берег и затягивают швартовы вокруг низких тумб. Ветрено, но не холодно. Трудно поверить, что всего сто пятьдесят километров отделяют Соловецкие острова от полярного круга. Соловки — это оазис посреди Белого моря, мало похожий на окружающие районы Беломорского побережья. Местная весна значительно холоднее осени. Зима мягкая. Сыро. Белое море замерзает лишь частично. Зимой залив заполняется движущимися льдами, и с ноября по май Соловки оказываются совершенно отрезанными от внешнего мира.

Соловки

Пятьсот лет прошло с того времени, когда на островах поселились люди, но до сих пор путешественника не покидает ощущение, что он — на самом краю света, за которым ничего нет. Когда-то у здешней пристани стоял столб, на котором было указано расстояние от Соловков до Мадрида — 5580 верст, до Рима — 4491, до Камчатки, Вены, Лондона, Берлина… Но даже и без этого впечатляющего свидетельства удаленности Соловков от цивилизованного мира, здесь все исполнено сознания отторгнутости и отключенности от мирской суеты.

Соловецкий архипелаг состоит из шести островов: Большой Соловецкий остров (он действительно велик, его площадь превышает площадь острова Мальта), Большая Муксалма, Анзер, Малый Заяцкий, Большой Заяцкий и Малая Муксалма. Острова гористы, с большим количеством озер. А вот рек и ручьев там практически нет. Северная Россия и Карелия также знамениты своими озерами, но даже знаток Севера не может остаться равнодушным к особенной красоте Соловков: на небольшом, в сущности, пространстве острова сосредоточены сотни озер — словно снежная королева именно здесь разбила свое огромное зеркало. И тот, кто однажды увидел эти места, никогда не забудет поросших лесом берегов, золотистых песчаных отмелей, бесчисленных кувшинок. Что любопытно, в точности неизвестно, сколько озер на Соловках. За всю историю изучения Соловков никто так и не смог пересчитать их. А серьезные исследования на этих островах начались довольно давно.

Соловки

В 1885 году здесь была открыта метеостанция. В конце 19-го столетия на станции велся целый комплекс научных работ. Здесь жили геологи, орнитологи, ботаники. Активная научная деятельность вызвала недовольство монашеской братии. Тогдашний настоятель монастыря Иоанникий обратился в Святейший Синод с жалобой на то, что сотрудники станции не посещают церковь, ведут вольную жизнь и «вообще, все изучили и никаких новых разновидностей больше не открывают». Забавно, что подобное заявление возымело действие, и станция была переведена на Кольский полуостров.

«Местность Соловецкого острова составляет решительный контраст со всеми, соседними ей, еловую природа огорчилась, истощенная в береговых тундрах и болотах, и, собравши последние оставшиеся силы, произвела на острове новый, особенный мир, в котором так всем привольно и так все сродни и знакомо дальнему заезжему человеку…» (С. В. Максимов)

Дальний заезжий человек, уйдя с причала, обойдет высокий земляной вал со рвом и остановится на берегу широкого Святого озера. Отсюда видна панорама всего Соловецкого монастыря. Место для строительства было выбрано не сразу. Первые монахи высадились на остров в районе Сосновой губы в шестнадцати километрах от нынешнего монастыря и лишь потом выбрали достойное место для строительства — между пресноводным озером и тихой, защищенной островами гаванью.

Первым пришел сюда святой Савватий. Путь этого человека на Соловки был не прост. После смерти своего наставника — прославленного Кирилла Белозерского, Савватий долго странствовал по Северу в поисках «безмолвного жития». В дороге нашел попутчика — пустынножителя Германа. В 1429 году, преодолев опасный путь по морю, монахи ступили на соловецкую землю. Здесь они нашли то, что искали — уединение, тишину и молитвенное вдохновение. Жизнь их была тяжела необыкновенно. Несмотря на многие труды монахов, короткое лето не позволяло сделать достаточные запасы. Отсутствие продуктов вынуждало монахов хотя бы раз в год поодиночке отправляться на материк. Тем не менее, старания монахов не пропали даром. Постепенно вокруг крохотной общины собрались последователи, и образовалась крепкая братия, приступившая к деятельному обустройству земли.

Святой Саватий

«Тружахуся постом и молитвами купно же и ручным делом, иногда же землю копаху мотыгами, иногда же древеса на устои монастыря заготовляху и воду от моря черпаху, и даяху торженникам на куплю и взимаху от них всяко орудия на потребу монастырскую, и во прочих делах тружахуся и рыбную ловитву творяху и тако от своих потов и трудов кормяхуся», — свидетельствует древнее житие.

Ныне солеварение на островах пришло в полный упадок, но рыбная ловля по-прежнему отменная, и многие туристы едут сюда не только полюбоваться прекрасными архитектурными ансамблями, но и половить хариуса и корюшки. На протяжении более ста лет соловецкая обитель была деревянной. Дважды она почти полностью выгорала, но «нескудной помощью христо-любцев» отстраивалась заново. Первые каменные постройки были возведены в середине шестнадцатого века при митрополите Филиппе Колычеве.

Восемнадцать лет управлял он монастырем и из скромной обители превратил его в оплот культуры, в крупнейший форпост России на Севере. Филипп Колычев был чрезвычайно деятельным человеком. Именно он спланировал и осуществил гигантское мероприятие — семьдесят два (!) озера были соединены между собой искусственными каналами. Он был великолепным хозяйственником — перечень его деяний может привести в шок любого современного губернатора. Филипп развел на островах оленей, устроил рыбные садки для разведения форели. С помощью специальных труб производился самостоятельный розлив сваренного кваса в погреба и бочки, рожь засыпалась в сушила «без участия людей», а сквозь новомодное решето самостоятельно насыпалась и веялась мука. Устроил Филипп и кирпичный завод. Монахи высоко оценили «Филинпово строение». Как писал летописец обители: «При Филиппе игумене прибыли шти с маслом, да масляные приспели разные блины, пироги, крушки рыбные, кисель, яичница. Да при Филиппе игумене стали в монастырь возить огурцы и знатные рыжички».

Соловки

Надо сказать, что восторг летописца по поводу соловецких рыжичков не удивителен. Рыжиками в сметане и сейчас можно полакомиться в местном ресторане. По древнему рецепту, их томят в настоящей русской печи и подают в горшочках, один только запах от которых способен свести с ума самого сдержанного в гастрономических устремлениях паломника. Жаль, что все это происходит не в монастырской трапезной. Трапезная — истинное чудо древнерусской архитектуры. «Трапезная каменная об одном столпе, чудна, светла и превелика». Площадь этой скромной монашеской столовой больше пятисот квадратных метров — в середине стоит гигантский столб, формой, кстати, очень напоминающий пресловутый рыжичек. Монастырская трапезная соединена с Успенской церковью и Келарской палатой. Успенская церковь — невелика. Это не парадный храм для торжественного богослужения, а «теплая» — зимняя, повседневная церковь. С северной стороны к ней примыкает Келарская палата. Монастырский келарь заведовал хозяйством, и палата предназначалась для хранения различных ценностей.

Там было устроено даже нечто вроде сейфа — глубокая ниша в кладке. Утварь, находившаяся в келарской палате, не сохранилась — частью она была разворована, частью просто уничтожена. Увы, сходная участь постигла и великолепную монастырскую библиотеку вкупе с ценнейшими архивами, основная часть которых была вывезена из монастыря в 20-е годы и навсегда утеряна где-то между Пермью и Петроградом.

Автор: Ксения Сколова, Татьяна Олейник.

P. S. Духи вещают: Да уж Соловки действительно удивительное место с особой неповторимой энергетикой. Впрочем, таких мест (своего рода «мест силы») на самом деле не так уж и мало, особенно на севере. Например, удивительное озеро Большой Калач у восточного склона Уральских гор, Ильменский заповедник – также не менее интересные места. И не менее комфортные, ведь к вашим услугам база отдыха Челябинска расположенная совсем недалеко, так что всякий турист сможет совместить комфорт с чудесной красивой тамошней природой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers