Туринская плащаница – реликвия или подделка? Продолжение.

Posted by on

Туринская плащаница

В 1988 году трем независимым экспертам из Оксфорда (Англия), Цюриха (Швейцария) и Таксона (США) выдали отрезанные от плащаницы образцы ткани и была поставлена задача: определить время создания ткани. Исследования проводились под наблюдением Британского музея. При проведении другого эксперимента небольшие образцы ткани плащаницы были высланы в Чикагскую лабораторию. Исследования проводились Мак-Кроуном, опытным микроскопистом, чьей специальностью была проверка подлинности произведений искусства. Вывод его гласил: на ткани обнаружены следы «синтетического» (искусственного) пурпура и красноватой железистой охры, краски, применявшейся начиная с XIII века. Более того, еще до проведения радиоуглеродных исследований, он заявил: это ткань XIV века. Церковь признала этот отрезвляющий приговор.

Не будем волноваться и попытаемся спокойно разобраться. Первое. Полотно плащаницы — чисто льняное. Оно изготовлено из той разновидности льна, что культивировалась в Малой Азии в I веке от Р. X. Таково утверждение Дж. Рэз, сделанное им в 1973 году.

Второе. По заключению эксперта Элизабет Кроуфут (1973) ткань плащаницы сплетена «елочкой» с соотношением (раппортом) 1:3. Это означает, что на шаг волокна по утку (поперек ткани) приходится тройной шаг по основе (вдоль ткани). По заявлению (в 1979) И. Вильсона, крупнейшего специалиста, до нас не дошло ни одного образца льняного полотна с таким раппортом. И еще одно важное замечание А. К. Вейбела, сделанное в 1952 году. Подобные льняные ткани эпохи Возрождения — мешанные: на фоне белого льна — рисунок из темно-голубого хлопка. Это первое отличие. А второе — раппорт «елочки», как можно заключить по фотографии, уже не 1:3, но более усложненный. Ткани разных эпох глаз специалиста различает с той же легкостью, с какой химик отличит медь от железа.

Третье. Давно было замечено, что на плащанице на глазах покойного белеет что-то вроде кружков. С помощью сканирующего компьютера в этих кружках удалось опознать монеты и даже прочитать надпись — «император Тиберий», причем надпись, выполненную с ошибкой, известной нумизматам. Такие монеты чеканились около тридцатого года от Р. X.

Четвертое. Напомню, что уникальнейшей особенностью плащаницы является абсолютная точность совмещения изображений на ее обеих сторонах, подобно портретным водяным знакам на современных денежных купюрах, защищающих их от подделки.

С точки зрения физиологов, по заявлению Б. Е. Таффа в 1988 году, «спинно-брюшная симметрия выдержана до ангстрема». Сравнение, понятно, фигуральное, учитывая, что ангстрем — десятимиллионная доля миллиметра. Такая точность была бы недостижима даже для тех, кто превзошел бы в мастерстве самого Леонардо да Винчи.

Пятое. Обследуя плащаницу под микроскопом, М. Фрей в 1973 году опубликовал свое открытие: он обнаружил на плащанице цветочную пыльцу, а это отдельные «микроскопические» зерна, переносимые ветром или насекомыми при опылении растений. Это был удивительный факт, если иметь в виду, что пыльца прошла сквозь пожар 1532 года, внешне не изменившись. Однако для палинологов, специалистов, изучающих пыльцу растений, в этом нет ничего удивительного. Пыльца была сорока девяти цветов, в том числе трех эндогенных (то есть растущих только в какой-либо одной местности) из Палестины, Византии (Турции) и Франции.

Можно ли утверждать, что пыльца попала на плащаницу в Палестине в I веке, а в остальных двух странах — в XIV и позднее? Можно, если иметь в виду исторический путь ее движения в Европу.

И шестое. Если добавить, что волосы на затылке заплетены в косичку; что гвозди вбиты не в ладони, а в запястья; что на бедрах отсутствует традиционная повязка; что изображения негативные, а негатив стал известен только после изобретения фотографии, то есть в 1839 году; что, наконец, образ, запечатленный на полотне I века от Р. X., как показал в 1938 году П. Виньон в своей иконографии, не отличается от образа Иисуса Христа на древнейших иконах, — то как все эти исторические подробности мог измыслить живописец XIV— XVI веков? Вот это, действительно, неразрешимая задача. Прошу понять меня правильно: единственное, что невозможно в истории с плащаницей, так это подделка.

Туринская плащаница

И все же нельзя отмахнуться от того, что следы кисти художника на самой плащанице налицо. Однако это не более чем подкраска, реставрация изображений, цель которой ясна — придать картине большую яркость, необходимую для публичного обзора. Объемность изображений не подтверждает, как полагают некоторые специалисты, что они были нарисованы. Все произошло без приложения рук человеческих, как бы само собой. И это действительно так. Хотя чуда в этом нет. Различная плотность отпечатков зависела от рельефа тела, пропитанного миро,— в нижней части полотна плотность была прямо пропорциональна давлению на ткань, в верхней части — обратно пропорциональна расстояниям от рельефа до полотна, как до экрана, пропитавшегося испарениями миро.

Выявленные следы краски, как мы видели, допускают различное истолкование обстоятельств их появления. Тем не менее, именно на основе этого одного, вырванного из общего контекста факта прозвучал вывод о подделке. Мгновенно была забыта вся сумма знаний, добытая трудом многочисленных исследователей плащаницы!

Вот насколько бывает пагубно отсутствие системного подхода, повелевающего изучать объекты, учитывая все ответы вкупе. Генеральному директору Международной Ассоциации ученых-исследователей Туринской плащаницы П. С. Мелону, призвавшему в 1988 году продолжать исследования, я смело могу заявить: «Feci quod potui, faciant meliora potentes», «Сделал, что мог, пусть тот, кто может, сделает лучше».

Послесловие.

В Италии издавна существует предубеждение против пап-иностранцев. Разговоры о возможности уничтожения плащаницы, если на папский престол взойдет иностранец, возникли, по-видимому, в начале XVI века. Они повергли в трепет ревностную католичку Маргариту Австрийскую, и она решила заказать для хранения плащаницы серебряный футляр, который и подарила в 1509 году герцогу Людовику Савойскому, владельцу плащаницы.

И, тем не менее, когда в 1522 году был избран папой Адриан VI из Утрехта (Голландия) видимо, вполне достойный человек, напряжение вновь усилилось. И напрасно — для плащаницы его правление было спокойным. Затем на престоле оказался Климент VII из Флоренции, и за два года до его смерти, в ночь с 3 на 4 декабря 1532 года, часовня при Шамберийском замке загорелась. Чтобы в дальнейшем обезопасить плащаницу, папа св. Пий V, итальянец из Александрии (Египет), в 1566 году перемещает плащаницу в железный ящик.

После пожара и вплоть до пред предпоследнего лапы, Павла VI (1963— 1978), на папском престоле за 446 лет сменяется сорок три итальянца, и на плащаницу никто не покушается.

Как исключение ситуация повторилась в 1972 году при папе Павле VI, когда на крышу королевской часовни, где хранилась плащаница, неизвестным был заброшен зажигательный снаряд. Он легко прожег крышу, но, встретив слой негорючего асбеста, захлебнулся. Через шесть лет на престоле вновь оказался иностранец — краковский архиепископ — папа Иоанн Павел II. В его правление, в 1986, в плащаницу была брошена «тихая» граната — обвинение в подделке.

Автор: Г. Каплан.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers