Веды – в поисках внутреннего мира

Posted by on Май 25, 2015

Веды

Вначале были Веды. Еще за несколько столетий до нашей эры эти написанные на санскрите священные гимны царили в религиозных учениях Индии. О происхождении Вед мы знаем только, что принесли их индоевропейские племена кочевников ариев, или арийцев, которые начиная со второго тысячелетия до н. э. постепенно переселялись на территорию Индии с северо-запада.

Одно можно сказать с уверенностью: за всю свою неведомую нам историю арии собрали множество религиозных текстов, составивших своего рода Откровение. Однако, по преданию, это всего лишь четверть первоначального текста Вед: в конце «золотого века» боги решили скрыть остальное от людей. Возможно, именно поэтому ни одна из четырех частей писания, посвященных определенным аспектам вероучения — ритуалам, мифам, догматике и гимнам, — не содержит исчерпывающей космогонии: встречаются лишь аллюзии и разрозненные, противоречивые ссылки.

Образ Творца меняется от гимна к гимну. В одном рассказывается о том, как Великий Индра, покорив дракона, создал океаны, солнце, день и ночь; в других создание мира приписывается Варуне, который отделил две гигантские космические массы от первоначального яйца, оттеснив небесный свод на огромную высоту и заставив Землю вращаться.

Индусы верят, что все, о чем повествуют Веды, — истина, но эта истина принимает мириады разнообразных форм, подобно священному баньяну, листва которого так густа, что сквозь нее не разглядеть солнца.

Так, например, во многих гимнах Вед рассказ о сотворении мира начинается с описания ужасной битвы, в которой то один, то другой бог играет главенствующую роль. Сраженного Индрой дракона иногда рисуют гигантским змеем, обвившим кольцом гору, которая преградила путь водной стихии. Победив змея, Индра разбивает скалу и освобождает воды. Это не просто акт творения, это — избавление. Порядок и гармония оказались во власти таких могущественных сил, которые мог одолеть только бог-герой. Да и ему не удалось обойтись без сверхъестественного средства: питья (сома), приготовленного другими богами, которое привело его в состояние воинственного опьянения.

Индра, бог молнии, обычно олицетворяющий собой главную мощь в этой битве, соединяет в себе достоинства всех остальных богов, которые передали ему часть своей силы. Именно благодаря их союзу хаос и тьма терпят поражение и возникает мир, где нет места случайности и всему сущему отведено свое место.

Можно ли рассматривать этот миф как способ утверждения духа воинственности или оправдания кастовости и завоеваний? Быть может, священное предназначение ариев, «дважды рожденных» благодаря Божественному Откровению, в том и состоит, чтобы устанавливать порядок и деяниями своими прославлять богов, сражающихся против сил хаоса и тьмы, которые владеют непросвещенными народами?

В других мифах сотворение мира связано со своеобразным космическим союзом. Агни (огонь, жизненная сила, дух разрушения) и Сома (жертва) — два главных божества Вед — оплодотворяют воды; появляется яйцо — Золотой зародыш. Из него и возник мир: из серебряной половины — земля, из золотой — небо. Они опираются на центральный столп — ось, вокруг которой концентрируются все жизненные силы. Возникает свет, потом «начинается время, раскрываются пространства и появляются боги».

Третья группа мифов повествует о предвечном боге Праджапати — прародителе, боге всех богов. Он расколол себя надвое, затем соединился со своей женской половиной, которую иногда считают его дочерью. От этого преступного кровосмесительного союза произошли все боги стихии. Таким образом, творение — не что иное, как проявление сути Праджапати.

В другом месте Веды рассказывают, что Праджапати сотворил богов, обратив на себя изначальную страсть. И когда боги стали жаловаться, что им не хватает жертв, и они умирают от голода, Праджапати принес в жертву себя, дабы спасти свои создания. Получив помощь в трудную минуту, боги воскресили Праджапати. Таким образом, он и отец, и сын одновременно.

В «Ригведе» — самом знаменитом гимне этого древнейшего памятника, который ежедневно произносят все брахманы, — рассказывается о том, как Праджапати вместе с богами создал и первочеловека — Пурушу. Именно его и потребовали принести в жертву боги, и Праджапати пришлось уступить. Тело Пуруши было расчленено на части, из которых образовались четыре основных сословия или касты: священники, воины, ремесленники и крестьяне, — а также небесные светила, пространство, небо и земля, дождь, ветер и огонь.

Поглотив жертву, боги смогли отдать часть своей силы на сотворение нового человека. Этот человек — микрокосм Вселенной, — состоящий из тех сил, которыми он управляется, объединил в себе черты всех богов, воплотив тем самым основную мысль индийской философии: каждая душа — часть всеобщей сути. Самораскрытие, самопознание и самоконтроль помогают открыть, познать и подчинить себе Вселенную.

Космогонические мифы не пытаются раскрыть тайну сотворения мира или смысл бытия. Они скорее приглашают к размышлению над разнообразными силами, встречающимися во Вселенной, над логикой их проявления, их истоками и деяниями, с тем, чтобы познать связующие их нити, раскрыть энергию и красоту, которые заложены во всем. Осознав, что в нем скрыты те же силы, человек может ощутить многообразие и начать сознательно участвовать во вселенских процессах. Но чтобы добиться этого, он должен вести особый образ жизни и подчиняться определенным социальным установлениям: отныне каждый его шаг должен стать воплощением этих сил. Любое действие, превращающееся с помощью жертвоприношений и священных заклинаний в ритуал, — часть вечного процесса творения. Поэтому каждый человек в своем доме, в своей касте, на своем месте должен быть священнослужителем, частью целого, фрагментом реальности.

В результате контакта с огромными городскими цивилизациями, с их древними вероучениями, а также вследствие оторванности от своих истоков ведическая религия как бы замкнулась в самой себе. Самодовлеющая важность, которую приобрел постоянно усложнявшийся ритуал, лишила его значения. Тогда-то и появились джайнизм и буддизм с их собственными концепциями сотворения мира и его эволюции. Стали возникать все новые и новые направления и философские школы, росло количество литературных памятников, предлагавших самые разнообразные космогонические модели.

Одна из популярнейших в индийском религиозном искусстве тем — пахтанье Молочного океана. Вначале на всем свете был один Молочный океан; потом из него выступила гора Мандара — земная ось, покоящаяся на панцире черепахи (одна из аватар бога Вишну). Вокруг этой горы, за обладание которой извечно сражались демоны и боги, обвился кольцом гигантский змей. Каждый из противников тянет змея в свою сторону, заставляя гору вращаться, а она тем самым взбивает молоко, образуя нектар бессмертия, красоты, счастья, мистического восторга и сладости. Этот образ, в основе которого лежит такое обыденное занятие, как сбивание масла, наводит на мысль о том, что существует некая неведомая форма бытия, содержащая действительную силу — ось. Но для того, чтобы привести ее в движение, нужна битва, которая раскрывает возможности этого бытия.

В других образах выявляется сущность божества: Нарайана (одно из множества имен Вишну), отдыхающий в перерыве между разрушением старого мира и сотворением нового или плывущий по Молочному океану на гигантском змее Анангу (вечность), и рядом Лакшми — жена главного бога. Когда мир был создан, из его центра вырос Лотос. И когда цветок раскрылся, явился Брахма и произнес четыре Веды. Только после этого творение было завершено.

Начало видимому миру положил не бог, не концентрация или распыление изначальной стихии, а равновесие вечных элементов, находящихся в противодействии друг другу. Мысли Брахмы — это энергия, пронизывающая все во Вселенной. В соответствии с жесткой логикой она поочередно несет с собой все проявления реальности, все уровни сознания — от чистого самосознания разума и мысли до чувств и их объектов — материи, этого видимого и бесконечно разнообразного преобразования уникальной энергии.

Человек всеми средствами старается вернуть изначальное единство, целостность. Познание — не что иное, как путь к достижению этой цели: «Все усилия понять природу Вселенной — поиск целостности Личности. Простое наблюдение меняющихся форм не может составить подлинной науки». Этот поиск, которым занят человек с первых дней своего существования, привел его к выводу, что «впечатления от чувств изменчивы и обманчивы. Нам доступен лишь собственный внутренний мир… А познание внешнего мира — это всего лишь проекция нашего внутреннего «я». Поэтому все индуистские боги — не что иное, как отражение внутреннего мира человека».

Прошли столетия, но разные концепции так и не слились в одну. Наоборот, их стало еще больше. Богатство жизни породило сложнейшую символику. Тридцать три бога Вед превратились в 330 тысяч в соответствии с более точным разграничением сил, воплощенных в различных формах бытия. В индийской философии никогда не стоял вопрос о достижении консенсуса ни в отношении происхождения теологии, ни в утверждении ее постулатов. Ее цель скорее заключается в том, чтобы через множественность опыта точнее определить реальность, лежащую в основе всего сущего, но остающуюся непостижимой. Поднимаясь над взглядами религиозных группировок и философских школ, презирая национальную рознь, индуизм утверждает, что все точки зрения дополняют и обогащают друг друга, делая все более прозрачной завесу, скрывающую Неведомое.

В таком случае, быть может, и наука всего лишь еще одна точка зрения? По традиции каждая Веда имеет тридцать два значения, каждое из которых применимо к одной из тридцати двух наук. На тему всех этих интерпретаций написано множество научных трактатов. Аскеты приписывают сотворение мира воде, огню, ветру и ритмичным колебания космоса. Другие мыслители скептически относятся к священным текстам «Упанишад» (созерцательной философии), отвергают веру в существование богов и отдают предпочтение силе, которую они называют неизбежностью, временем, природой, пустотой или случаем, полагая, что дело обошлось без вмешательства сверхъестественных сил, и выдвигая, таким образом, идею внутреннего развития или созревания. Третья школа считает, что мир состоит из атомов.

В глазах мудрецов это всего лишь жалкие потуги. Для них научные теории не более чем второстепенное подтверждение переменчивости форм материи. Долгие годы поиска приводят лишь к признанию извечных законов.

Авторы: Рао Челикан и Розлин де Лаваль.

P. S. А вообще если смотреть на мир через призму ведической философии, то даже некоторые прозаичные вещи как например, ремонт нокиа, обретают новый смысл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers