Феноменальная практика игры в шахматы

Posted by on Ноябрь 12, 2018

шахматы

Одни люди считают шахматы высокоинтеллектуальным спортом, так как есть соревнования и даже чемпионат мира. Другие – называют игру в шахматы, умственным искусством. Для третьих, «шахматы» — тренировка математических (логических) способностей. Популярность шахмат, особенно в настоящее время, связана с беспредельным количеством шахматных комбинаций. Сегодня игра в шахматы представляет интерес не столько как интеллектуальный спорт, сколько широкое поле деятельности для разработчиков компьютерных программ. Каждый разработчик пытается создать своё произведение интеллектуального искусства с максимальной сложностью. Программы уже достигли уровня гроссмейстера. Дошло до того, что гроссмейстеры мирового уровня, не хотят участвовать в соревновании «человек» — «машина». Поэтому «машины» встречаются между собою. В 2011-ом году программа «Рыбка -4» проиграла матч из сорока партий программе «Гудини» со счётом 23,5 на 16,5. Сегодня первенство держит программа «Стокфиш». Так как «машина» представляет некую стандартную программу, то по её игре можно судить о шахматном рейтинге мирового уровня. Что даёт право любому шахматисту, не выходя из дома, участвовать в чемпионате мира, сражаясь с «искусственным интеллектом».

Раньше, любители шахматной игры, считали упражнения на шахматной доске тренировкой логического интеллекта. При внимательном и глубоком анализе оказалось то, что на уровне любителя и даже мастера, — это работа интеллекта. На уровне продвинутого мастера, — глубокие интеллектуальные знания, плюс большой опыт в разборке шахматных комбинаций. А вот на уровне гроссмейстера (большого мастера) – это уже не интеллект, а феноменальное искусство. Дело в том, что за логические ходы отвечает интеллект с доминантой левого полушария мозга. У мастеров высокого уровня, интеллект незаметно переходит в интуитивное чувство, особенно в игре в «быстрые шахматы». А если гроссмейстер играет «вслепую», то включается феноменальная и даже фотографическая память.

В самом тренировочном процессе игры в шахматы, мы наблюдаем парадоксальную ситуацию. Вначале мы учимся играть в шахматы. Изучаем ходы и простые логические комбинации. Начинаем играть на уровне любителя. Логических комбинаций появляется всё больше и больше. Нам кажется то, что шахматы – это сугубо рациональная игра и продолжаем тренировать свой логический интеллект. Благодаря тренировке логических комбинаций достигаем уровня мастера. И попадаем в парадоксальную ситуацию. Чем больше мы играем в шахматы, тем менее эффективным нам кажется движение вперёд. Раньше на уровне любителя, человек прогрессировал в своём шахматном развитии достаточно быстро, а сейчас сыграно много партий, а результат минимальный. Мастеру кажется то, что у него закончился мозговой ресурс. Он много думает, решает шахматные комбинации, легко выигрывает у любителей. Но в соревновании с такими же мастерами своего дела, остаётся на прежнем уровне. У шахматистов такого уровня часто наступает фрустрация (потеря надежд), а то и депрессия.

Многие шахматисты на этом высоком уровне заканчивают свою шахматную карьеру. Они не понимают своего глубокого заблуждения в том, что интеллектуальный шахматный ресурс имеет ограниченные возможности. На доминанте левого полушария мозга можно дойти до мастера. Чтобы достичь уровня гроссмейстера (большого мастера) необходимо переходить на другой формат работы мозга. Лишь только тогда, когда два полушария мозга работают синхронно ( в режиме «суперпозиции») и мастер выходит на феноменальный уровень ума, можно рассчитывать на неограниченный (феноменальный) мозговой ресурс.

Мой профессиональный анализ (исследование работы мозга на уровне подсознания) говорит о том, что у каждого гроссмейстера переход на феноменальный мозговой ресурс осуществляется по-разному. Большинство гроссмейстеров в детстве были шахматными вундеркиндами. Они в пять лет играли лучше всех тех, кто жил рядом. Играли легко и быстро потому, что обладали феноменальной памятью. Потом, на эту феноменальную память наложили большое количество шахматных комбинаций и уже в 13-ть лет, стали играть со взрослыми мастерами. Другие шахматисты стали гроссмейстерами потому, что доведя себя до тупиковой ситуации, начали экспериментировать в игре «вслепую». В результате длительных тренировок игры «вслепую», у них открылся феномен фотографической памяти, и их мозг перешёл на феноменальный ресурс. Третьи шахматисты, не добившись больших успехов в игре в интеллектуальных шахматах, перешли на игру в «быстрые шахматы». Не сразу, а после длительной игры в «быстрые шахматы», у них открылся феномен «интуитивных шахмат». Четвёртые шахматисты достигли уровня гроссмейстера путём много годичных упорных тренировок с очень длительным и болезненным отказом от интеллектуальных шахмат и незаметного перехода на феноменальный уровень ума. Будучи гроссмейстером мирового уровня, они пользовались как интеллектуальным, так и феноменальным умом.

В этом контексте показательна встреча двух шахматных гениев Анатолия Карпова и Гарри Каспарова на звание чемпиона мира в 1984-ом году. Карпов был великим мастером шахматной игры. С соперником ниже классом, играл легко и с высоким духом собственного превосходства. Но на чемпионате мира у него был необычный противник. Соперник был молод, дерзок в игре, и самое странное то, что играл нестандартным (феноменальным) образом, на грани авантюрного риска. Опыта игры в шахматы, на самом высоком уровне, у Карпова было значительно больше. Все рейтинги были на стороне Карпова. Но его соперник играл не в интеллектуальные, а в феноменальные шахматы. Другими словами на чемпионате мира 1984-го года два гения играли в разные шахматы. Вначале достаточно быстро (после девятой партии) одержал четыре победы Анатолий Карпов, играющий в интеллектуальные шахматы. После нескольких ничьих молодой Каспаров проиграл и пятую партию. По условиям матча победа присуждалась тому, кто первый наберёт шесть побед. Дело близилось к завершению. Карпов на 31-вую партию надел новый костюм, шахматная федерация приготовила лавровый венок. Но случилось чудо. Каспаров «находясь над пропастью» (каждая партия была решающей) стал играть в свою феноменальную игру. При счёте 5:3 судья прекратил матч за звание чемпиона мира из-за физической и моральной усталости участников встречи. Переигровка состоялась в сентябре 1984-го года. Победу одержал Гарри Каспаров играющий в феноменальные шахматы.

шахматы карпов каспаров

Другой пример феноменальной игры. Чемпион мира, Роберт Фишер в детстве был шахматным вундеркиндом, с высоким уровнем ассертивности (целеустремлённости). В 15-ть с половиною лет (1958-ой год) он оставил школу и стал самым молодым гроссмейстером. В 1974-ом году достиг вершины — чемпиона мира. Он всё время играл в феноменальные шахматы. Став чемпионом мира, он надолго оставил шахматы. Но в 1992-ом году согласился на «матч века» и выиграл у Бориса Спасского. Говоря о феноменальных способностях Роберта Фишера можно сказать о том, что он отличался необычайной работоспособностью, феноменальной памятью и фанатичной преданностью шахматам.

Значительный вклад в историю феноменальных шахмат внёс наш украинский не столько шахматист, сколько нейрохирург Андрей Тихонович Слюсарчук. В 2011-ом году он выиграл матч из двух партий у сильной компьютерной программы того периода со счётом 1,5:0,5. Это было действительно знаковое событие. Ни один любитель, даже если у него феноменальная память, не пытался обыграть компьютер с рейтингом в 3000 (у Роберта Фишера рейтинг 2785). О феномене Слюсарчука ходят разные версии. Одни уважительно называют его «Доктор ПИ». Другие восхищается его талантом в том, что он может по памяти цитировать целые абзацы из медицинских справочников. Но есть и третьи, которые всячески питаются унизить его феноменальные способности. Дошло до того, что единственного гения в Украине, посадили за решётку. Даже если допустить то, что о нём выдумали, есть правда, но нельзя достояние нации так унижать. Национальные герои, особенно в части феноменального ума, должны служить примером для подрастающего поколения. В каждой школе должен висеть портрет гения, который с помощью не мамы или папы, а неимоверных усилий воли и ассертивности (целеустремлённости) достиг вершины в саморазвитии.

Будущее поколение, на примерах таких наших современных гениев как: Андрей Слюсарчук, Александр Усик, Василий Ломаченко, необходимо учить саморазвитию, а лучше ассертивности ( способности везде и всюду иметь своё мнение). А не пропаганде того, что мы украинцы. Мы будем гордиться Украиной тогда, когда станем нацией: гениев, новаторов, чемпионов и мудрецов. В сфере феноменального ума, гением нации сегодня является Андрей Слюсарчук. В России , есть гений математики Григорий Перельман. Как у нас, так и в России, сегодня гении не в почёте. Пару слов о Григории Яковлевиче Перельмане. Феномен гениального математика проявился ещё в школе. Но школу закончил с одной тройкой (по физкультуре). Золотую медаль не дали. Я представляю принципиальность учителя физкультуры. Таких «принципиалов» полно и у нас. В 90-тых годах прошлого столетия, как в Украине, так и в России была массовая «утечка мозгов». Представляете, Григория Перельмана пригласили работать в США с условием, что зарплату он установит себе сам. Здесь он никому не нужен, а там у него зарплата гения. У Григория Перельмана была гениальная целеустремлённость. Он занялся решением «задачи века» (гипотеза Пуанкаре).

Эту задачу пытались решить все математики мира, начиная с 1904-го года. При решении «задачи века», в среде математиков, Перельман нажил себе врагов и переехал опять в Россию. Математики всего мира знали о необычайных способностях русского гения. Когда гений приехал в Россию и хотел устроиться в институт, ему назначили аттестационную комиссию. Гений математики должен сдавать экзамен по профпригодности. Какой маразм системы? Григорий замкнулся у себя в питерской квартире, решил «задачу века» и направил решение открытым текстом в институт США. Там долго совещались и пригласили Перельмана для доклада. В результате совет американских математиков пришёл к выводу, что задачу решил не Перельман, а это была коллективная работа трёх математиков. Один математик набрал 50%, другой 35%, а Григорию Перельману досталось почему-то 25%. Наверное, совет математиков не хотел обижать русского гения, давая ему остальные 15%, поэтому дали «надбавку». Как видите, гениев не любит не только «физкультурник» или «система», а и сама математическая среда. Тоже, произошло и с Андреем Слюсарчуком. Среда нейрохирургов была даже рада (никто из врачей этого профиля не заступился) тому, что гений сядет за решётку. Только начальник колонии сочувственно отнёсся тому, что у него «сидит» гений. Он часто вызывал Слюсарчука к себе. Закрывал его у себя в кабинете, давая ему играть в шахматы с компьютером.

Особенно интересным в нашем исследовании (феноменальная игра в шахматы) является история того, как Андрей Слюсарчук, имея всего лишь восемь месяцев подготовки, выиграл у компьютерной программы «Рыбка-4», степень сложности которой сравнима с рейтингом чемпиона мира. И сегодня в шахматной среде не утихают споры о том, что это было. Хорошо продуманный фокус, пиар компания умело проведённая шоуменом или всё же, революционный переворот в шахматном искусстве. Впервые человек показал миру то, что в шахматы на высоком уровне, — это не интеллектуальная, а феноменальная игра.

Имея феноменальную память, можно достаточно быстро набраться шахматного опыта и пытаться обыграть «машину» с высоким рейтингом. Другими словами, Андрей Слюсарчук был первым, кто показал подготовку шахматного гения на базе феноменального ресурса. До Слюсарчука, все, в том числе и шахматные вундеркинды, шли много лет, по пути накапливания интеллектуального опыта. Нейрохирург из Украины показал то, что есть другой, более эффективный путь, когда во главу угла ставиться феноменальная память. А шахматы, — всего лишь метод саморазвития феноменального ресурса мозга. Более того, сегодня компьютерные программы работают выше трёх тысячного рейтинга. Это означает то, что закончилась эра шахмат с ограниченным интеллектуальным ресурсом человеческого мозга. В вечном противостоянии «искусственный интеллект» и «человеческий разум», «машина» переходит на лидирующие позиции. Необходимо срочно менять саму методику игры в шахматы. А именно, вначале на базе феноменальных практик саморазвития, сформировать феноменальную память. И только после того, когда в сознании человека откроется этот голограммный (а не логический) феномен, переходить к максимально-эффективной тренировке игры в шахматы.

Сегодня, во многих странах мира (Армения, Узбекистан, Азербайджан, Венгрия, Испания, Мексика, Турция, Польша и в некоторых школах России) в школьную программу младших классов введена игра в шахматы. В этом есть великое заблуждение тех, кто пытается популяризировать шахматное искусство в массах. Школьная программа и так перегружена интеллектуальной деятельностью. Мы пытаемся усилить доминанту левого полушария мозга игрой в шахматы. Мешая развитию в детской психике: креатива, интуитива и феномена. Ведь игра в шахматы на уровне любителя – это чисто логическая деятельность нашего мозга. Введение в школьную программу интеллектуальных шахмат, принесёт больше вреда для самых шахматистов, так как их мозг будет натренирован на слабо-эффективной логической памяти. Для того чтобы стать большим мастером (гроссмейстером) необходимо тренировать другую, а именно феноменальную память. Поэтому я предлагаю в начальной школе отказаться от интеллектуальной игры в шахматы. И ввести в школьную программу развитие феноменальной памяти на базе, например, «ментальной арифметики» или шахмат в феноменальном варианте.

В настоящее время, для открытия феноменальной памяти при игре в шахматы, могу предложить метод «феноменального прорыва», который подробно описан в Интернете («Гугл», «Первая «полезная модель». Метод «феноменального прорыва»). Для тех, кто увлекается математикой, будет полезен метод «ментальной арифметики». Вообще то, всем шахматным клубам, я бы рекомендовал полностью поменять формат подачи материала. Старый интеллектуальный формат уже устарел. Необходим более прогрессивный, именно голограммный формат. Вначале проходите с детьми курс феноменального полиглота. Можете курс чудо-полиглота, заменить на курс чудо-счётчика («ментальная арифметика»). Или использовать другой вариант формирования феноменальной памяти. После того когда в детской психике откроется феномен целостной (голограммной) памяти, можете приступать к шахматной науке. Но не к разбору логических шахматных комбинаций. А учить детей играть в шахматы «вслепую».

Именно игра «вслепую» сильно тренирует феноменальную память, так как два полушария мозга работают согласовано (в режиме «суперпозиции»). При логическом разборе шахматных ситуаций, доминирует левое полушарие мозга, что способствует тренировке интеллектуальной памяти. Эта практика тоже необходима, но только после того, когда стабильной станет феноменальная память. Если феноменальную память не тренировать, то живя среди интеллектуалов и тренируя логическую память на разборе шахматных комбинаций, можно достаточно быстро сформировать одну (интеллектуальную) матрицу сознания. И закрыть доступ к феноменальным шахматам. Также полезной тренировкой будет игра в быстрые шахматы. Вначале необходимо детей учить играть не думая, а чувствуя необходимость очередного хода. Такая игра способствует интуитивному (мгновенному) принятию решения. Естественно, будет много ошибок и разочарований в такой интуитивной игре. Но дети должны чётко усвоить философию феноменальной игры. При развитой феноменальной памяти, думать будет не рациональное сознательное, а интуитивное подсознание.

Задача детского клуба феноменальных шахмат, тренировать, тренировать и ещё раз тренировать не игру в шахматы, а феноменальную память вместе с мгновенным принятием решения. Вначале играть в «быстрые» шахматы, а потом в «сверхбыстрые». После чего переходить на «мгновенные» шахматы. Это когда на пяти досках стоит разный вариант расположения фигур. Ребёнок должен мгновенно схватить ситуацию и принять интуитивное решение. Перейти к другой доске и в таком же феноменальном стиле сделать очередной ход. Побеждает тот ребёнок, который быстрее всех сделает интуитивные ходы на пяти досках.

Очень существенное уточнение. Необходимо учить и ёще раз учить ребёнка не боятся делать ошибок даже в критических ситуациях. Это намного сложнее, чем научить ребёнка правильно играть в шахматы. В своей длинной шахматной карьере, ему не избежать ошибок и горького разочарования неудач. Ребёнку необходимо преподавать психологию шахматной жизни или тренировать в его психике феномен ассертивности. Убеждать его в том, что есть одна «добрая воля» когда добился победы. И две «воли» когда потерпел поражение. «Злая воля» в состоянии стресса и агрессии в том, что проиграл. И «благородная воля» , когда гордо встаёшь, благодаришь соперника за красивую игру и сразу переключаешь своё внимание на, что-то другое. После игры, не анализируешь, не критикуешь себя и не обсуждаешь с другими своё поражение. Пройдёт время, душа успокоится, можно спокойно обсудить, что происходило на шахматной доске. У тренера феноменальной игры в шахматы три главные задачи: а) развить в психике ребёнка феноменальную память, б) научить ребёнка достойно проигрывать и в) при помощи «быстрых шахмат» и игры «вслепую», сформировать в детской психике интуитивное принятие решения. Будущего гроссмейстера необходимо учить не столько сознательной, сколько подсознательной игре в шахматы. После всей этой шахматной науки, феноменально-обученного ребёнка можно отпускать в большое самостоятельное плавание.

Александр Гален, разработчик феноменальных практик саморазвития.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers