Будет ли Рай на Земле? Продолжение.

Posted by on Октябрь 19, 2016

Изгнание из Рая

Имя Иоанна Богослова, связавшись с преданием о земном рае, породило множество средневековых легенд о «царстве пресвитера Иоанна», которое искали обычно в таинственных глубинах Азии. Почему именно там? Есть две гипотезы на этот счет: одна связывает происхождение легенды с Кавказом, другая — с Монголией. Грузинские цари из династии Багратидов считали себя потомками библейского царя Давида, а свое государство — тем самым тысячелетним царством на земле, о котором пророчествовал Иоанн в Апокалипсисе. Другим источником слухов были, вероятно, кераиты — могущественный народ в Центральной Азии, который исповедовал христианство несторианского толка, изгнанное из Византии, но закрепившееся на Востоке. Кераиты занимали очень влиятельное положение в империи Чингизидов.

Вера европейцев в «царство Иоанна» была настолько серьезной, что римские папы и христианские государи надеялись заключить с этим царством военно-стратегический союз против арабов, а затем против турок. Огромное впечатление произвело в Европе апокрифическое «письмо пресвитера Иоанна» византийскому императору Мануилу Комнину (конец XII в.). В письме сообщалось, что это самое богатое и могущественное царство в мире, владеющее «тремя Индиями», состоит оно из 72 провинций, управляемых царями, ему подчинены амазонки и брамины, а также десять колен Израиля, когда-то уведенных в плен Навуходоносором. В царстве Иоанна протекает одна из райских рек, там находится источник, дарующий молодость. В стране нет пороков и преступлений.

Начиная свои походы против «нечестивых агарян» (т. е. арабов, происхождение которых связывалось с Агарью, служанкой библейского Авраама), крестоносцы очень надеялись, что их поддержит с Востока царь Иоанн. Но могущественный «союзник» так и не прислал свои войска…

На Руси упоминание земного рая как чего-то общеизвестного встречается уже у Владимира Мономаха, который писал о птицах Гамаюн и Феникс, улетающих на зиму в «ирий», то есть в рай. Подробное учение о земном рае развивалось в многочисленных апокрифах, появившихся на Руси не позднее XIII — XIV веков, а возможно, и раньше. В популярном «Слове о видении апостола Павла» ангел показывает ему ту самую «землю обетованную», которую имел в виду Иисус, когда говорил: «блаженны кроткие, ибо они наследуют землю». Посреди этой земли апостол видит реку, «текущую молоком и медом». Но это еще не рай, а только подступы к нему: далее ангел показывает Павлу «рай Эдемский, в котором пали Адам и Ева». Там протекали четыре реки, названные в Библии, посередине росли древо смерти и древо жизни, которые стерег херувим с огненным оружием. По райскому саду гуляла Богородица в сопровождении ангелов, там же находились праотцы Авраам, Исаак, Иаков, а также другие ветхозаветные патриархи и пророки: Ной, Енох, Илья, Моисей, Исайя, Иезекииль. Именно этот сюжет изображался на русских иконах XV века «Страшный Суд» — апокрифы в то время воспринимались как вполне заслуживающая доверия богословская литература.

В другом апокрифе «Хождение Зосимы к рахманам» (т. е. к брахманам) говорилось о счастливой земле, где люди безгрешны, питаются плодами, ходят совершенно обнаженные и не стыдятся, подобно Адаму и Еве в раю. Они не бессмертны, но умирают в зрелом возрасте, легко и без болезней. Очевидно, что этот апокриф был своеобразным преломлением все той же легенды о «царстве Иоанна».

«Житие св. Макария Египетского» рассказывает о трех монахах, которые решили путешествовать всю жизнь, «чтобы увидеть то место, где небо прилежит к земле». Начав, как и положено, с «центра земли» — Иерусалима, они прошли Персию и Индию, добравшись до столпа, поставленного Александром Македонским на границе его завоеваний. Наконец, они достигли «церкви великой, в которой посреди алтаря течет источник белой воды». Именно поэтому таинственное царство часто называли на Руси Беловодьем. «Белая вода» оказалась очень сладкой на вкус. Переправившись через «великую реку», они увидели «мужа страшного, нагого, белые власы его от ног и до главы и покрывали все тело его, очи его от старости впали».

Макарий — так назвали этого старца, пришедшего, по его словам, из Египта,— огорчил путешественников, сказав, что никто из живущих не может дойти до того места, где «прилежит небо к земле». Это место — «восток солнца за раем» («восток» — значит восход), а рай, в котором растет древо жизни, сторожит огненный херувим. Место, где жил Макарий, находится в «двенадцати поприщах от рая» (поприще — путь, проходимый за день). Русские иконописцы часто изображали Макария Египетского в соответствии с этим описанием. Верующие, созерцая это изображение и молясь святому Макарию, вспоминали о земном рае. Изобразили Макария Египетского, как доказал искусствовед В. А. Плугин, и Андрей Рублев с Даниилом Черным на фресках Владимирского Собора. Это означало, что они не сомневались в существовании земного рая.

Среди других апокрифов очень популярным на Руси XIII — XIV веков было «Слово Мефодия о Михаиловом царстве и об антихристе», происхождение которого датируется VII — VIII веками. Описание этого царства выдержано в стиле ветхозаветных мессианских пророчеств. «По всей земле не будет ратей (т. е. войн) и никакого мятежа и начнут ходить путем от Иерусалима до Индии… И объявятся все клады, иже от Адама сокровенны суть. Царь же Михаил начнет давать людям богатство всякое, и будут нищие как бояре и бояре как цари. Тогда не будет ни татя, ни разбойников, ни лихоимца, ни клеветника, ни завистника, ни гордеца, ни скомороха: перестанет бо тогда всякое дело и будет радость и веселие и тишина всякая».

Но из-за чрезмерного благополучия жители этого счастливого царства впадут в обжорство и разврат, совсем забыв о Боге. За это Господь на время заберет царя Михаила и поместит его в укромном месте. Престол тут же захватит антихрист, бывший до того помощником Михаила и притворявшийся добрым и благочестивым. Захватив власть, он проявит всю меру своей злобы и безбожия. Только после того, как антихриста победит архистратиг Михаил, царь Михаил возвратится на свой престол.

Пожалуй, самое замечательное произведение той эпохи на тему земного рая — «Письмо архиепископа Новгородского Василия владыке Тверскому Феодору» (1347), отличающееся великолепным литературным стилем. Архиепископ Василий Калика (т. е. «калека» — он был хромой, 1331—1352) — один из выдающихся деятелей русской истории, известный тем, что положил начало каменному Новгороду и организовал защиту города от шведов. За свои церковные заслуги он получил от патриарха Константинопольского право носить крестчатые ризы и белый клобук, ставшие с тех пор особым знаком отличия новгородских епископов. Василий, поддерживая тесные связи с Византией, в разгоревшихся там богословских спорах встал на сторону Григория Паламы, который учил о реальности «Божественных энергий» и сообщаемости их человеку.

Именно этими энергиями, согласно Паламе, было пронизано человеческое тело Иисуса Христа на горе Фавор (Мк. 9, 1—7); обожение своего естества посредством этих энергий было целью духовных трудов восточноправославных монахов. Это мировоззрение может быть обозначено как своего рода «теологический реализм». С таким же реализмом относится архиепископ Василий и к идее земного рая — это было уже его собственное добавление к идеям Паламы.

Послание Василия епископу Феодору Доброму (1342— 1360) было направлено против тверских богословов, отрицавших как реальность Божественных энергий, так и существование земного рая. Сам Феодор, видимо, находился под влиянием противников Паламы, потерпевших духовное поражение в Византии, но благожелательно принятых в католической Италии.

«Слышал я, брат,— пишет Василий,— что говоришь ты: рай, в котором был Адам, погиб. Но мы, брат, о гибели того рая не слышали, и в Писании, где об этом святом рае пишется, о том не нашли». Далее Василий излагает различные апокрифические предания о рае, имевшие хождение в то время. Он ссылается, прежде всего, на «Плач Адама о рае», где Адам обращается к «раю» как к одушевленному существу: «И горько заплакав, возопил: О Рай святой, меня ради посаженный и Евы ради затворенный! Умоли твоего Творца и моего Создателя, пусть когда-нибудь вновь насыщусь я красотой цветения твоего!»

В послании Василия приводятся не только «сведения» о земном рае, но и богословские аргументы, в которых он четко различает понятия «рая чувственного», или земного, и «рая мысленного», или духовного. «А что, брат, говоришь: рай духовный,— продолжает новгородский богослов,— то так, брат, и есть духовный, и будет. Но и тот рай, что посажен, не погиб, и ныне существует. В нем свет самосветящийся, а твердь его недоступна людям, только до райских гор дойти они могут. А духовный рай, это то, брат, когда вся земля огнем обновлена будет, по апостольскому слову: ждем мы небес новых и земли новой, когда истинный свет — Христос сойдет на землю».

Судя по аргументам Василия, его оппоненты не только отрицали существование земного рая, но и «рай мысленный» понимали абстрактно-интеллектуально, в духе западного схоластического богословия. «И ныне, брат, ты думаешь, — упрекает Василий, — что существует только духовный рай, а все духовное представляется лишь как видение. А то, что Христос сказал в Евангелии о втором Пришествии, вы разве и это считаете существующим только в воображении?». Так своеобразно преломились на Руси «паламитские» споры, кипевшие в то время в Византии. Василий Новгородский, вслед за Паламой, называет «раем духовным» или «Царством Божиим, пришедшим в силе» то «сияние Божества», которое Христос показал на Фаворе трем избранным ученикам.

Не позднее начала XV века на Руси распространился иконографический сюжет «Страшный Суд», или «Апокалипсис». Почему именно в это время? Ничего удивительного: в 1492 году истекало ровно 7000 лет «от сотворения мира», и вся православная Русь ожидала скорого второго пришествия Христа. Но каким оно будет, что с собой принесет: погибнет земля в огне или, наоборот, расцветет, как райский сад?

Ответ, который давала иконопись, это излюбленное на Руси «богословие в красках», был оптимистическим: не погибнет, но расцветет. На русских иконах Апокалипсиса наряду с раем небесным всегда изображался также и земной рай. В центре земного рая помещалась Богородица, в окружении диковинных цветов и растений, ей почтительно служат архангелы Михаил и Гавриил. Внутри рая или поблизости от него обычно изображались праотцы Авраам, Исаак, Иаков, с которыми Бог, согласно библейскому преданию, заключил завет о «земле обетованной». Новгородская икона середины XV века вводит в этот сюжет своеобразную деталь: крылатых схимников. Стяжавшие уже при жизни освящение, обожение своего естества (на что указывают крылья), они считались достойными войти в земной рай. Справа перед дверью, охраняемой огненным херувимом, стоят праведники, ждущие, когда дверь откроется.

Тот факт, что на всех русских иконах Апокалипсиса XV века находится место для земного рая, свидетельствует о полной победе взглядов, которые отстаивал Василий Новгородский. Можно назвать эти взгляды не только «апокалиптическими», но и «хилиастическими», то есть связанными с ожиданием того Христова царства на земле, о котором пророчествовал Иоанн Богослов. Сохраненный где-то в заповедных уголках земли древний Эдем служил залогом, начатком этого всемирного царства Божия.

Но вот характерная закономерность: размеры земного рая на иконах XV века с течением времени неуклонно уменьшались. Так, на московской иконе 1430-х годов земной рай занимает всю нижнюю часть иконы; в новгородской иконе середины века он помещен в левом нижнем углу; в иконе Дионисия (ок. 1500 г.) относительные размеры земного рая становятся совсем скромными. Это своего рода наглядная иллюстрация постепенного ослабления хилиастических чаяний по мере приближения, а затем и прошествия ожидавшегося срока их свершения.

Автор: Л. Л. Лебедев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers