Странствующий философ Григорий Сковорода

Posted by on Ноябрь 1, 2015

Григорий Сковорода

Жизнь пророков более выпукло, рельефно просматривается на фоне исторических событий их времени. Вторая половина XVIII века принесла Украине немало трагического: введение российским царизмом крепостничества, гонения украинской культуры и языка. Когда наш народ переживал болезненную эпоху своего вынужденного упадка, когда терял остатки своего государства и перешел на состояние крепостного раба, Григорий Сковорода считал своим долгом быть среди людей и нести им то самое высокое утешение, какое может дать только Слово Божье. С еврейским Старым и греческим Новым Заветом в сумке проповедник путешествовал по деревням, хуторам, городам Украины.

А в тихие утренние и вечерние часы выкладывал мысли в своих духовно-философских произведениях и посланиях друзьям. Он жил в постоянных переездах, останавливался у помещиков, учил их детей, опять отправлялся дальше. Основой его философского учения были идеалы гуманизма и просвещения, вера во всемогущество человеческого разума, в неизбежность торжества правды и справедливости. Философ считал, что идеал общества, где каждый реализует свои природные дарования в работе и получает удовольствие от этого, можно воплотить в жизнь с помощью образования, самопознания. Отсюда провозглашение самопознания универсальным средством моральной перестройки мира.

Нет ничего слаще для человека и ничего нужнее, чем счастье, и нет ничего легче, чем достичь его. Что было бы тогда, рассуждает философ, если бы счастье, милое и нужное для всех, зависело от места, от времени, от плоти, крови? Что было бы тогда, если бы счастье разместил Бог в Америке или на Канарских островах, или в азиатском Иерусалиме, или в царских палатах, или в пустыне, или в делах, или в науке, или в здоровье? Тогда и счастье наше, и мы с ним были бы бедные. Как всем родиться в одном каком-то времени? И как можно поместиться всем в одном месте?

Поэтому счастье доступно всем и каждому, потому что ни кого природа не обделила. Надо только отвлечь внимание от пагубных «плотских» желаний и интересов и познать в себе «настоящего человека», чтобы найти свое призвание и счастье в «сродном» труде, который сделает «нужное нетрудным, а трудное — ненужным».

Ты хочешь сейчас быть счастливым? Поэтому не ищи счастья за морем, не проси его у человека, не путешествуй по планетам, не слоняйся во дворцах, не ползай по земному шару, не блуждай по Иерусалиму… Золотом можешь купить деревню, — вещь трудную, потому что не очень нужную. А счастье, как вещь самое нужное, дается везде даром. Воздух и солнце всегда с тобой, везде и даром, а все то, что от тебя убегает — знай, что оно чужое и не считай его за свое. Все-то есть лишнее и бесполезное.

Высшее счастье — полная победа духа, дающая и полный духовный покой. Вечная премудрость Божия во всех веках и народах постоянно проводит речь свою, она есть не что иное, как повсеместного существа Божьего невидимый образ и живое слово, что тайно внутри нас говорит. Но не всегда хотим слушать его советов — некоторые из-за отсутствия слуха, а больше из-за несчастного упрямства, зависящего от недоброго воспитания.

На свое призвание Сковорода смотрел как на важную работу, как на подвижничество пророка. Он без устали живым словом и писаными произведениями, примером своей жизни звал людей к самопознанию и победе духовых сил над физическими. И разве не актуальны сейчас его слова, что важнее дела Божие, чтобы одну беспутную душу одухотворить и спасти, чем из ничего создать новую планету, населенную нечестивыми. Он творил дело Божие. И спутником, и советчиком в своих трудах имел Священную книгу — Библию.

«Библия, — говорил он, наш вернейший друг и ближний, так как ведет нас к тому, что есть единственное дорогое и любимое. Она является завещанием, оставленным для нас прадедами, завещанием, прячущим клад боговидения».

Студии над Библией были для Сковороды трудом в течение всей его жизни, они была для него главным источником, целью и средством философского познания, она сама истина, которую человек должен в ней узнать умом.

Это была одна половина его жизни, посвященная внутреннему самопознанию. Вторая заключалась в единении с людьми и проявлялась она в его проповеднической деятельности. Отшельник в нем сочетался с проповедником морали.

Что такое жизнь? Философ отвечает: это путешествие. Постоянное желание учиться и путешествовать, путешествовать и учиться. В своей серой мантии, с котомкой на плечах, где хранились рукописи и постоянная спутница жизни — Библия, со свирелью за поясом и с палкой-клюшкой ходил с хутора на хутор, из деревни в деревню, нигде не имея постоянного пристанища. И никогда не сокрушался, не заботился о сокровищах бренных, которые могут украсть или которые может огонь сжечь…

Он — большой оптимист в своей вере в возможность осуществления положительного жизненного идеала. Этим идеалом, горячим призывом к счастью, к этому царству Божьему на земле, пронизаны его философские произведения «Начальная дверь к христианському добронравию», «Наркисс. Разглагол отом: Узнай себя», «Брань архистратига Михаила со Сатаной о сем: легко быть благим», «Благородный Эродий», басни, притчи и песни «Басни Харьковские», «убогий Жаворонок», «Сад божественных песней», наконец его лекции в Харьковском коллегиуме, письма друзей и воспитанников.

… Парню из полтавского села Чернухи, выходцу из богатой казацкой семьи, растворялись двери высшего в то время научного заведения — Киевской академии. Он мог пойти в монахи и достичь высоких степеней в церковной иерархии, но Григорий Сковорода предпочел поехать за границу в скромной роли церковного служки, потому что туда манила его жажда знания. Его подвижническая деятельность брала истоки из старой украинской жизни, обычаев и традиций старинной духовной школы с ее странствующими учителями, с бродячими семинаристами и академистами.

Сковорода не боялся смерти, был готов к ней и умер, как и подобало умереть настоящему философу, который всю жизнь учил бессмертию. Завершать земной путь следует с достойным чувством сделанного тобой добра, спокойным преданием воле на волю вечности. Такой душевный покой, учил Сковорода, готовится издалека, тихо растет в тайне сердца и увеличивается чувством сделанного добра, по способностям и отношениям бытия нашего к состоянию, которое мы занимаем. Это чувство — венец жизни и дверь бессмертия. Жизнь наша, — отмечал философ, — это сон мыслящей силы нашей. Придет время, закончится сон, появится умственная сила и все временные радости, наслаждения, грусть и ужас временности этой исчезнут. Во второй круг бытия войдет дух наш, и все временное исчезнет.

Его наука касалась высших проблем человеческого духа и природы этого большого мира, который, по его мнению, состоял из многочисленного множества других малых миров. Сковорода хотел осуществления настоящего христианского государства и общества. Бог, говорил он, дает народам науки и искусства, которые укрепляют политический организм и делают его прочным, мирным и благополучным. Государство, построенное на нем, является домом Божьим, отдельный человек, построив свою жизнь на нем, становится благочестивым.

«Мир меня ловил, но не поймал», — такую надпись завещал сделать Сковорода на своем надгробие. Природа создала его из драгоценного, уникального материала, который сохраняет она в ограниченном количестве для людей, которые творят эпохи.

Он пришел в этот мир, чтобы изменить его.
Он хотел добра человечеству.

Автор: Анатолий Денисенко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers