Святые места Крыма. Часть вторая.

Posted by on Июль 12, 2013

Крым

Духовные труды Иннокентия Херсонского определили всю дальнейшую историю крымского монашества. После смерти крымского архипастыря в 1857 году (похоронен в Одесском кафедральном соборе) в Крыму был основан лишь один монастырь — св. Преподобномученицы Параскевы — между Феодосией и Карасубазаром, в урочище Топлу. Здесь, у издревле почитаемого источника, бьющего из-под развалин древней церкви, некогда жила в землянке болгарская девушка-отшельница. Монастырь был открыт в сентябре 1864 года, хотя церковь Параскевы освятили еще летом 1863 года.

Нелегкой была жизнь новых обителей Тавриды. Инкерманская киновия и Херсонский монастырь сильно пострадали в Крымскую войну. Во время осады Севастополя французские войска, заняв Херсонскую киновию, разрушили храм и келии. Инкерманская обитель также пострадала от обстрела. Крымские обители, пожалуй, за исключением женского Топловского монастыря, были малолюдны, в них жило по нескольку монахов и послушников, причем некоторые из них не имели достаточного подвижнического опыта. Расположенные вдалеке от городков, как правило, в горной местности, среди мусульманского населения, монастыри не были богаты средствами, и их насельники добывали себе пропитание тяжелым трудом. Однако крымские обители выгодно отличало живописное местоположение, близость осененных священными преданиями целебных источников и развалин древних церквей. А еще там всегда можно было наслаждаться удивительными первозданными звуками природы, оказывающими благодатное влияние на всякого человека.

Топловский монастырь

Но несмотря на трудности, все крымские обители, возникшие в середине XIX века, доказали свою жизненность. В монастырях строились новые храмы, жилые и хозяйственные помещения, складывались монашеские традиции. Херсонская и Инкерманская киновии были преобразованы в монастыри. В канун революции в Инкерманском монастыре было уже 7 церквей, в Успенском — 6, в Георгиевском — 4, в остальных по 2-3 храма. Огромный Николаевский собор в византийском стиле был построен в начале XX века на Инкерменской скале, пятиглавый собор в русском стиле тогда же возвели у подножия скалы Успенского Бахчисарайского скита. Самой же впечатляющей монастырской постройкой Крыма стал собор св. князя Владимира, построенный на предполагаемом месте его крещения.

Николаевский собор

История собора заслуживает отдельного рассказа. Идея его создания родилась в 1840-х годах, но заложили его только в 1867 году, а закончили через 20 лет. Огромный двухэтажный храм был построен по проекту архитектора Д. Н. Гримма. Собор как бы служил огромным футляром для остатков древнего храма. Владимирский собор по праву стал символом православного Крыма.

В начале прошлого века практически каждый из восьми православных монастырей и скитов Крыма имел в различных городах империи свои подворья с храмами. Женские Космодемьянский и особенно Топловский монастыри владели образцовыми хозяйствами с прекрасными фруктовыми садами и огородами.

Космодемьянский собор

Революция и гражданская война тяжелым бременем легли на монастыри Крыма. Реквизиции и грабежи стали обычным явлением. В январе 1919 года несколько десятков грабителей ворвались в Гопловский монастырь, забрали серебряные кресты, чаши, дарохранительницы, изорвали книги, уничтожили архив. Но настоящая трагедия монастырей Крыма началась вскоре после установления Советской власти на полуострове — после ноября 1920 года. К этому времени в Советской России был накоплен опыт национализации монастырей во исполнение известного декрета об отделении церкви от государства (январь 1918 года). За три года Советской власти в России было национализировано и занято под школы, больницы, общежития, воинские части, даже концлагеря более 700 монастырей из 1000. Расхищалось, ломалось, уничтожалось то, что бережно собирали и хранили на протяжении многих веков.

Процесс национализации монастырей настиг Крым в начале 1920-х годов. Первоначально были закрыты и переданы различным учреждениям домовые церкви и монастырские подворья Симферополя, Феодосии, Керчи. В Херсонском монастыре разместилась красноармейская часть и инвалидный дом, в Космодемьянском — Крымский заповедник. Успенский скит заняла колония инвалидов имени Артема, Кизилташский монастырь — трудовая колония малолетних имени Калинина, древний Георгиевский монастырь передали Севастопольскому курортному управлению.

Топловская женская обитель близ Карасубазара пострадала менее других, так как местные власти сочли более выгодным сохранить ее образцовое хозяйство, оставив монашек в качестве работниц. Топловский монастырь стал сельскохозяйственной общиной «Женский труд».

В середине 1920-годов обозначилась тенденция к полной ликвидации монастырей. Хотя в большинстве монастырей Крыма живущие там монахи еще проводили в храмах богослужения, но, конечно, сосуществование на территории обителей религиозных общин и различных колоний, домов отдыха и т. д., не могло продолжаться долго. Первой жертвой стал Катерлезский женский Георгиевский монастырь близ Керчи. Из этой небольшой обители были выселены монашки, а помещения заняты детской колонией. В июне 1922 года монастырь окончательно ликвидировали, а храм закрыли. Керченские власти дали указание: «бывший монастырь в поселке Катерлиз со всеми постройками передать местхозу для использования таковых на постройку школ и других сельских учреждений». Осенью 1924 года с первой обителью Крыма было покончено — монастырь разобрали до основания.

Судьба была благосклоннее к Херсонскому монастырю святого Владимира, ликвидированному в мае 1923 года. В октябре 1924 года Владимирский собор закрыли и вместе с другими постройками передали Херсонскому музею. В упраздненный в октябре 1923 года Кизилташский монастырь вселилась сельскохозяйственная артель из деревни Отузы, а в церквах монастыря были устроены общежитие и клуб. В самом конце 20-х годов снесли купола с Успенской и Стефановской церквей.

Все монахи были выселены и из самой чтимой христианами Крыма святыни — Успенского скита. Значительная часть церковного имущества этого пещерного монастыря была уничтожена колонией инвалидов, хотя сами церковные здания колония не использовала. Как и до революции, в праздник Успения Богоматери — 28 августа сюда стекались богомольцы со всего Крыма. В 1925 году православные Бахчисарая попытались возобновить богослужение в церквах скита. В августе 1928 года на традиционное празднование Успения к скиту приехало более полутора тысяч паломников, но двери всех храмов уже закрыли. Это было последнее Успение древнего монастыря — в октябре 1928 года Бахчисарайский горсовет принял решение разобрать небольшие монастырские храмы. В начале 1929 года с церквами было покончено — строительный материал, оставшийся от них, продали трудовой колонии. Лишь древняя Успенская церковь сохранилась благодаря тому, что была высечена в скале.

В других обителях Крыма еще теплилась монашеская жизнь. В организованной монашками артели Косьмодемьянского монастыря числилось 42 человека. Артель жила практически монастырской жизнью, хотя церкви были опечатаны.

Артель Топловского монастыря сумела до 1928 года сохранить действующими свои храмы с ежедневной церковной службой. Спасало бывших монашек (244 человека) то, что хозяйство они вели прекрасно, и местные власти боялись потерять образцовую артель. В 1928 году Крымский ЦК закрыл последнюю церковь монастыря и принял решение о ликвидации Топловской общины «Женский труд» в связи с тем, что «артель строится по монастырскому уставу» и в ней не проводится никакая просветительская работа. Словно в насмешку, на части территории бывшего монастыря в 1929 году устроили совхоз «Безбожник».

Летом 1926 года были закрыты четыре церкви Инкерманского и две церкви Георгиевского монастырей. Но там еще действовало по 2—3 храма. В Георгиевском монастыре оставалось 12, в Инкермане — 16, в Херсонском — 13 монахов. Монахи обслуживали музей, дом отдыха и другие учреждения, размещенные в древних обителях.

В 1929 году, несмотря на сопротивление местных жителей, закрыли еще две церкви Балаклавского Георгиевского монастыря и приступили к сносу небольшого кладбища. Через два-три года были ликвидированы последние церкви. Древний пещерный храм в Инкермане был передан музею, а храм в Анастасиевском скиту на реке Киче занят помещениями совхоза «Коммунар»…

Десять лет понадобилось для того, чтобы разрушить и уничтожить то, что создавалось веками. В последующие десятилетия развалины Балаклавского, Георгиевского, Кизилташского, Стефановского, Косьмодемьянского монастырей попали в так называемую запретную зону. Первые два, полуразрушенные, и поныне заняты воинскими частями, от обители св. Бессребренников Косьмы и Дамиана осталась лишь надкладезная часовня — на территории Крымского заповедника. Пожалуй, только пещерный Успенский монастырь сегодня доступен для путешественников и исследователей.

Автор: В. Козлов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Рубрики (Categories)

Последние комментарии (Recent comments)

Архив (Archive)


UA TOP Bloggers